Старец Серафим Тяпочкин

Старец Серафим (Тяпочкин)

1(14) августа в городе Новый Двор Варшавской губернии у отставного полковника Александра Ивановича Тяпочкина и его жены Элеоноры Александровны родился шестой ребёнок. Мальчика при крещении нарекли Димитрием, в честь великомученика Димитрия Солунского.

В семь лет Димитрий уже был принят в духовное училище, в 1911 году был зачислен в Холмскую духовную семинарию. По окончанию семинарии в 1917 году Димитрий поступил в Московскую духовную академию.

В 1919 году Дмитрий познакомился со своей будущей супругой Антониной.

Через год молодые обвенчались. В том же году епископ Евлампий, викантий Екатеринославской епархии, рукоположил Димитрия в диакона, а затем в пресвитера.

В 1933 году Антонина скончалась, на руках Димитрия остались три дочери. В 1941 году отец Димитрий был арестован и осуждён на десять лет.

В ссылке отец Серафим продолжал своё пастырское служение: тайно крестил новообращённых, исповедовал верующих, отпевал умерших. Когда срок заключения близился к концу, на допросе следователь спросил отца Дмитрия, чем он собирается заниматься на воле.

В ответ услышал:

– Буду служить священником, как и служил.

Срок был увеличен на пять лет.

Лишь в 1955 году ссылка была отменена. После освобождения из лагеря отцу Димитрию с большим трудом удалось получить место клирика в Петропавловском храме в городе Куйбышеве.

Знаменитое “Зоино стояние” (Куйбышев, 1956 год)

В доме Зои (под самый Новый год) собрались гости. Начались танцы, а Зоя, не имея пары, взяла образ Св. Николая Чудотворца и сказала: “Если нет моего Николая, потанцую со святым Николаем”. Подруга отговаривала её, но она отвечала: “Если Бог есть, пусть Он меня накажет!” Вдруг в комнате началось что-то невообразимое: шум, вихрь, засверкал ослепительный свет. Все в страхе выбежали из комнаты, одна Зоя осталась стоять с иконой Святителя, прижав ее к груди. Она будто окаменела. Никакими усилиями невозможно было привести ее в чувство, при уколах иглы ломались об её окаменевшее тело. Думали отправить ее в больницу или положить на кровать, однако невозможно было сдвинуть ее с места, ноги как бы приросли к полу. С этого времени она не могла ни пить, ни есть.

Первые дни дом посещали многие верующие и любопытные, медики и духовные лица. Но скоро помещение было закрыто для посетителей распоряжением властей. По ночам около Зои молилась мать, в полночь Зоя страшно кричала: “Мама! Молись! В грехах погибаем! Молись!”Никто из допущенных к Зое священников не смог взять икону из Зоиных рук.

В праздник Рождества Христова отец Дмитрий отслужил в доме Водосвятный молебен, освятил всю комнату, и сумел взять икону из застывших рук девушки.

Так Зоя простояла 128 дней до самой Пасхи. В ночь на Светлое Христово Воскресенье она вдруг стала взывать: “Молитесь! Страшно! Земля горит! Молитесь! Весь мир во грехах гибнет!” С этого времени она вдруг ожила, в мускулах появилась мягкость. Ее уложили в постель, но она продолжала взывать и просить всех молиться о мире, гибнущем в грехах.

“Зоино стояние” настолько потрясло жителей Куйбышева, что многие поспешили в церковь с покаянием. Некрещеные крестились.

Из воспоминаний Анны Ивановны Федоровой: “Дом был окружён милицией. И тогда я решила спросить обо всём молоденького милиционера:

– Скажите, правда, что Зоя стоит?

– Я ничего не скажу, а лучше смотри сама.

Он снял фуражку и показал совершенно седые волосы:

– Видишь?! Это вернее слов. Ведь мы давали подписку, нам запрещено рассказывать об этом. Но если бы ты только знала, как страшно мне было смотреть на эту застывшую девушку”.

Отцу Димитрию запретили рассказывать о взятии иконы у Зои, было заведено новое дело. После заключения отец Димитрий был направлен в село Михайловское.

26 октября 1960 года епископ Курский и Белгородский Леонид совершил постриг протоиерея Димитрия в монашество с именем Серафим.

В 1961 году иеромонах Серафим был возведён в сан игумена. В октябре 1961 года старец Серафим стал настоятелем Свято-Николаевского храма в селе Ракитном Белгородской области.

Верующие находили в лице старца опытного любвеобильного духовного наставника. По молитвам старца Серафима многие больные получали исцеление, скорбящие – утешение. Прозорливому старцу часто приходилось исправлять тех, кто говорил, что прибыл к нему лечиться:

– Я не лечу, а молюсь. Милостивый Господь заочно исцелил слугу капернаумского сотника – по вере его. Прежде всего, нужна вера и покаяние больного, так как часто грехи являются причиной болезней.

По своему глубочайшему смирению старец Серафим старался скрывать свои подвиги и духовные дарования. Ему совершенно чуждо было осуждение. Если кто-либо рассказывал ему о своём обидчике, старец всегда учтиво останавливал, и призывал помолиться за обидчика. Тут же всё смущение рассеивалось, обида утихала.

Валентина Николаевна М. вспоминала:

– Батюшка говорит проповедь, и сам плачет, вслед за ним начинают плакать и слушающие его. Ибо через слово отца Серафима душа воспринимала Духа Святого, приходила в смирение и очищалась через слёзы покаяния.

Священник Николай Хохлов был свидетелем исцеления больного по молитвам старца:

– Как-то после службы в храм на носилках принесли больного мужчину, попросили вызвать батюшку. Больной лежал неподвижно. Отец Серафим, не спеша, подошёл к расслабленному, молча постоял над ним, потом вошёл в алтарь, взял напрестольный крест, елей. Затем возле больного сотворил молитву, помазал его елеем и осенил крестом. И тут мужчина, как после сна поднялся, ему быстро подали стул. Расслабленный вышел из храма на своих ногах, родственники его только поддерживали. Они сняли квартиру и ежедневно приходили на богослужение. Вскоре больной уже сам добирался до храма без посторонней помощи.

Из воспоминаний протоирея Анатолия Шашкова:

– Моя супруга Анна занемогла так, что врачи, разводя руками, говорили только одно: “Она безнадежна, медицина помочь тут не в силах, жить ей осталось не более двух месяцев”.

Тогда мы решили поехать к отцу Серафиму. Принял нас батюшка, обласкал, выслушал и говорит: “Вы, матушка, подальше держитесь от лекарств, много вы их употребляете, будем надеяться на милость Божию и на Его целительные силы. Почаще причащайтесь Святых Христовых Даров, и Господь облегчит вашу болезнь”.

Исполнив совет старца, матушка моя оправилась от недуга, жива и здорова вот уже семнадцать лет, родила мне девятого сына.

При первой встрече с отцом Серафимом более всего запомнились его всепроницающий любящий взгляд. Эти глаза с необычайной нежностью смотрели в самую глубь души. Ты как бы рождаешься заново, на сердце одна любовь, и радость, и лёгкость необычайная, словно крылья вырастают. Старец до конца дней не оставлял крест, который возложил на него Господь: принимал людей, служил в храме или келейно, вычитывал положенные по Уставу службы, иноческое правило, читал Священное Писание.

В 1970 году старец был удостоен сана архимандрита.

Из воспоминаний иеромонаха Сергия:

– До сих пор Господь промыслительно даёт мне возможность встречаться со многими духовными чадами батюшки. Он молится и объединяет нас. От общения с теми, кто близко его знал, духовный облик старца раскрывается глубже и многограннее. Я проникаюсь его величием, которое при жизни не очень-то ощущал, ибо всё было сокрыто от наших взоров покровом его глубочайшего смирения. Многие чудеса, которые Господь совершал по его молитвам, мы, наверное, и не узнаем. Отец Серафим постоянно молился, даже когда был болен и лежал в забытье. Он читал по памяти целые главы из Евангелия. Я благодарен Богу за встречу с этим великим старцем. Присутствие батюшки, его заботу я ощущаю во всём и верю, что как при жизни, так и по успении он не оставляет своих духовных чад. Мне рассказывали о явных чудесах. О том, что уже после кончины отец Серафим не однажды чудным образом спасал своих чад от гибели. Многим он являлся в видениях и во сне, наставлял и благословлял.

Господи, молитвами отца Серафима помилуй нас, грешных.

Архимандрит Серафим (Тяпочкин)

В издательстве Сретенского монастыря в серии «Люди Божии» вышла книга «Архимандрит Серафим (Тяпочкин)».

Архимандрит Серафим (Тяпочкин; 1894–1982) — старец и молитвенник, пастырь, у которого окормлялись архиереи и священники, монахи и мирские люди самых разных возрастов и званий. Исповедник, прошедший лагерь и ссылку, он утешал скорбящих, исцелял страждущих, наставлял на путь спасения, учил молитве и покаянию. Служил старец в селе Ракитное Белгородской области.

Старец Серафим говорил: «Нужно больше доверять Богу, а то все сам да сам. Тяжело ведь самому».

Архимандрит Серафим (в миру Дмитрий Александрович Тяпочкин), родился в городе Новый Двор Варшавской губернии 1 (14) августа 1894 года.

С самого раннего детства Дмитрий тяготел к духовной жизни. В семь лет его отдали в духовное училище. В 1911 году он поступил в Холмскую духовную семинарию, которую окончил в 1917 году. Как лучший выпускник семинарии, Дмитрий был направлен стипендиатом в Московскую духовную академию, где проучился до 1919 года, когда академию закрыли. Дмитрий познакомился со своей будущей супругой Антониной, в 1920 они обвенчались. В этом же году Димитрий был рукоположен в диакона, а затем во священника.

В 1932 году от голода умерли два его сына, а в 1933 скончалась матушка Антонина. На руках отца Димитрия остались три дочери.

В 1941 году отца Димитрия арестовали. Десять лет лагерей, пять лет ссылки. Отец Валерий Бояринцев рассказывал: «Будучи в ссылке, отец Серафим усердно молился Богу, причем, как он вспоминал, память его полностью воспроизводила дневной круг богослужения. Господь дал ему такую память. То есть, не имея Часослова, он мог круглосуточно молиться Богу, как этого требовали его сердце и его священнический сан».

Из ссылки старец возвратился в 1956 году. Четыре года он служил на разных приходах Запорожской и Днепропетровской области, а в 1960 году стал настоятелем в кафедральном соборе города Днепропетровска. Диакон Димитрий Тяпочкин, внук старца, рассказывал: «После освобождения дедушка какое-то время был настоятелем Днепропетровского кафедрального собора, но на этом месте пробыл недолго — очевидно, потому что его проповеди и сама его личность влекли прихожан к нему. Позднее старики рассказывали мне, что в соборе тогда служили несколько священников. На их фоне дедушка выглядел очень скромно: худой, больной, одет и обут плохо, все латано-перелатано. Жил в домике при соборе. Стол, табуретка, кровать, на стенах несколько бумажных икон, ведро с водой в прихожей — вот и все, что имел…»

При первом же удобном случае уполномоченный забрал у батюшки регистрацию и велел в течение двух дней покинуть город. Отец Димитрий отправился в Москву, где ему помогли восстановить регистрацию, но без права служить в Днепропетровской епархии. В течение месяца старец ночевал на вокзале. Наконец в приемной у патриарха Алексия I он встретился с епископом Курским и Белгородским Леонидом (Поляковым), и тот пригласил старца служить к себе, в Курско-Белгородскую епархию. Здесь старец решил принять монашеский постриг, что и совершилось 26 октября 1960 года.

В 1961 году иеромонах Серафим был возведен в сан игумена. 14 октября 1961 года он был назначен настоятелем Никольского храма в поселке Ракитном Белгородской области (где он и прослужил до конца своих дней). Старец был так слаб, что в селе о новом священнике говорили: «Шкелета привезли».

Отец Серафим без ропота поселился в холодном домике без мебели, терпеливо переносил холод, скудную пищу, недоброжелательство, косые взгляды, нападки старосты. Храм пребывал в плачевном состоянии: в огромном куполе была дыра, и снег падал на престол и жертвенник, когда отец Серафим служил литургию.

Начальник района разрешил ему служить в церкви только ночью, чтобы люди ходили в колхоз, а не в храм. Отец Серафим делился: «Хорошо, что службу знал на память, а то свечей нет, только коптилка. В церкви пусто. Ни петь, ни читать, ни кадило раздувать некому. Зато можно всю ночь служить». Старца спросили: «А проповедь кому говорили? Ведь в храме пусто». На что он ответил: «Но ведь в темноте кто-то мог быть. Для них и говорил».

С первых дней пребывания старца в Ракитном к нему началось паломничество бывших его прихожан из Днепропетровска и богомольцев из других городов. На средства этих усердных паломников храм восстанавливался и преображался. Власти запрещали старцу принимать посетителей, духовные беседы ему часто приходилось вести на ходу по дороге в храм и из храма. Писательница Олеся Николаева вспоминала: «Докучали батюшке и уполномоченный, и местная администрация, наступая на него всем своим идеологическим фронтом, но особенно ретиво боролся с ним секретарь обкома. Однако отец Серафим переносил это все благодушно. Когда кто-нибудь из прихожан заговаривал с ним о безбожной советской власти, старец мягко отвечал: “Это попущение Божие. Давайте лучше поговорим о духовном…”»

Архимандрит Кирилл (Павлов) рассказывал о своей встрече с отцом Серафимом: «Это был человек не от мира сего. Если вспомнить слова Христа о Нафанаиле, который пожелал увидеть Его, что это подлинно Израильтянин, в котором нет лукавства (Ин. 1, 47), то этими словами Христа можно сказать и об архимандрите Серафиме. Он не мудрствовал лукаво. Из его уст не исходило никакого пустого слова, не произносилось шуток, и в нем не было лести. Все его слова были наполнены смыслом.

Я не заметил и тени неудовольствия или раздражительности в его голосе, он никого не осудил, не выразил какого-либо негодования. Был кроток, скромен и смирен. Что меня больше всего поразило и запомнилось — это его неподдельная любовь, исходящая из глубины его сердца, одинаковая ко всем. В присутствии батюшки все умиротворялось. Да, этот человек был наполнен Божией любовью».

В книге собраны наставления старца, его советы, воспоминания о нем.

Книгу можно приобрести:

  • в отделе оптовых продаж Сретенского монастыря (г. Москва, ул. Самокатная, д. 3/8, стр. 15, тел.: +7 (495) 628-82-10, +7 (495) 621-86-40)
  • в магазине Сретенского монастыря (г. Москва, ул. Большая Лубянка д.17,
    тел.: +7 (495) 150-19-09)
  • в интернет-магазине «Сретение» с доставкой по России и странам ЕАЭС.

Архимандрит Серафим (Тяпочкин)

Архимандрит Серафим (Тяпочкин) родился 1/14 августа 1894 года в уездном городе Новый Двор Варшавской губернии. Благочестивые родители нарекли сына Димитрием в честь святого великомученика Димитрия Солунского.

С самого раннего детства Димитрий тяготел к духовной жизни. Однажды отец взял его на богослужение, в котором принимали участие воспитанники духовного училища. Здесь у него впервые появилось горячее желание стать священнослужителем. Весьма примечательно, что во время богослужения маленький Димитрий увидел икону святого, которая поразила его. Он сказал отцу в порыве детского вдохновения, что хочет быть таким, как этот святой. На иконе был изображен преподобный Серафим Саровский, к ко­торому Димитрий с этого дня стал испытывать особое благоговение.

Вскоре Димитрий был принят в духовное училище, Затем последовала учеба в Холмской духовной семинарии, которую будущий архимандрит закончил блестяще, и поступил в Московскую духовную академию. Там он проучился всего один год, так как в 1918 году академию закрыли.

За время обучения в семинарии и академии Димитрию выпало счастье слушать лекции таких выдающихся служителей Русской Православной Церкви, как митрополит Антоний (Храповицкий), епископ Феодор (Поздеевский), архимандрит Илларион (Троицкий), впоследствии архиепископ Крутицкий, священник Павел Флоренский и других. Святитель Тихон, Патриарх Московский и всея Руси, также посетил академию и совершил богослужение в академическом храме. Вне всякого сомнения, общение с этими людьми готовило Димитрия к будущему высокому служению.

В 1920 году Димитрий обвенчался с Антониной Викторовной, учительницей математики. А 18 октября того же года в Екатеринославе Димитрий был рукоположен во пресвитера епископом Евлампием.

С 1921 по 1936 годы отец Димитрий был благочинным в Солонянском районе Днепропетровской области. Он активно боролся с обновленцами и раскольниками, отстаивая чистоту Православия. Гонители Церкви стремились избавиться от любимого народом пастыря. Приход в селе Михайловка был закрыт, и отец Димитрий вынужден был совершать Литургию в домах верующих. Отца Димитрия арестовывали много раз, но, допросив и предупредив, отпускали.

В 1941 году отец Димитрий был арестован и приговорен к десяти годам лишения свободы. По истечении этого срока следователь спросил:

— Чем ты будешь заниматься на воле?

— Тем же, чем и занимался, — служить Богу, — ответил батюшка.

— Ну, тогда посиди еще.

Отца Димитрия отправили в ссылку на пять лет в северный город Игарка.

Одному Богу было известно, что батюшке пришлось испытать за эти годы. Но и там, в неволе, он оставался верным служителем Церкви Христовой. Лагерная жизнь с ее ужасами и лишениями не сломила отца Димитрия, научив подлинному состраданию и любви. Не теряя присутствия духа, пребывая в непрестанной молитве, он, чем мог, помогал тем, кто был рядом с ним.

После освобождения отец Димитрий вернулся в Днепропетровск и в течение нескольких месяцев был настоятелем собора. Прихожане полюбили благоговейного и аскетически настроенно­го пастыря. Но властям это никак не могло понравиться, и отец Димитрий был удален из епархии. Поводом для этого послужила проповедь, произнесенная в день памяти Предтечи Господня Иоанна, которая у многих вызвала слезы покаяния и умиления. В проповеди были такие слова: «И теперь уже секира висит над миром». Они стали известны областному уполномоченному по делам религии, который, вызвав отца Димитрия к себе, сказал: «В моей епархии вам места нет».

Отец Димитрий поехал в Московскую Патриархию, где встретился с епископом Курским и Белгородским Леонидом, и тот пригласил его служить в своей епархии. Здесь, наконец, осуществилась заветная мечта юности отца Димитрия. От владыки Леонида он принял постриг с именем Серафим в честь преподобного Серафима Саровского, которого очень почитал с самого детства. Сам постриг был совершен в Курском Сергиево-Казанском соборе, который стро­или родители преподобного. Благословение на постриг отец Димитрий получил в Глинской пустыни от ныне прославленного в лике преподобных знаменитого старца — архимандрита Андроника (Лукаша), и который в свое время так же, как и батюшка, был сослан на Колыму и претерпел всевозможные испытания лагерной жизни.

В октябре 1961 года отец Серафим начал свое служение в Свято-Никольском храме поселка Ракитное. С первых дней его пребывания на новом месте к нему потянулись из Днепропетровска и других городов и весей многочисленные почитатели и духовные дети, число которых постоянно возрастало. Здесь в полноте раскрылись благодатные дары мудрого старца-наставника, непрестанного и горячего за свою паству молитвенника и смиренного пастыря, «душу свою полагающего за овцы». Любовь, которой было преисполнено его сердце, обнимала всех, и те, кто когда-либо соприкасался с ним, ощущали это на себе. Были и благоговейные, ни с чем не сравнимые богослужения, были неповторимые сердечные проповеди, во время которых плакали и отец Серафим, и весь храм, были исцеления по его святым молитвам. Но более всего запомнилась всем его любовь, беспредельная и всепрощающая, которая позволяла отцу Серафиму видеть всего человека насквозь — с его нуждами, скорбями и грехами — и давать ему предельно ясные и спасительные советы. И если человек находил в себе силы и мужество следовать этим советам, дела его почти тут же начинали поправляться. Есть десятки и сотни фактов и свидетельств того, как по молитвам отца Серафима и при жизни его, и после его смерти люди вновь обретали себя, восставали из пепла, исцелялись иногда на глазах, иногда через месяцы, а может, и годы. Многие, казалось бы, неразрешимые обстоятельства разрешались легко и просто после молитвенного участия отца Серафима.

Многие болящие подолгу жили на церковном дворе. Спать при­ходилось и на поленьях в подвале, и в складе с углем, но жажда исцеления и духовного укрепления была велика. Многие по его благословению стали священнослужителями и даже архиереями. Случалось, и владыки прибегали к его советам, а некоторые были его духовными чадами.

Можно сказать, что Ракитное во время служения здесь отца Серафима стало одним из самых знаменитых духовных источников, к которым прибегали многие, жаждущие правды и любви.

Как при жизни отца Серафима Свято-Никольский храм не пустовал, а был наполнен его почитателями, так и теперь к его могилке непрерывным потоком стекаются те, кто нуждается в его молитвах. Это люди с разных концов России — и те, кому посчастливилось знать и видеть батюшку, и те, кто никогда не видел его, но жаждет духовного подкрепления в наш озлобленный и лукавый век. Этот непрерывный поток, который заметно увеличивается с каждым годом, является неоспоримым свидетельством праведности отца Серафима, подтверждением того, что мы нынче нуждаемся в его молитвах, верим в них и желаем духовного общения с батюшкой, как благодатным посредником между нами и Богом.

В высшей степени благочестивая жизнь отца Серафима, его целомудрие и чистота сердечная, приобретенные через исповедническую жизнь во Христе и со Христом, его подлинное смирение и необъятная любовь, определившая старческий путь батюшки, действенная молитва как при жизни его, так и после его отшествия, дают нам право верить в то, что он имеет дерзновение перед Господом молиться за наше здравие и спасение у Престола Божия со всеми Святыми, в земле Российской просиявшими.

Памяти старца Серафима (Тяпочкина)

35 лет назад 19 апреля 1982 года, на Светлой седмице, отошел ко Господу великий старец нашего времени архимандрит Серафим Тяпочкин, переживший голодомор, сталинские лагеря, разруху, гонения безбожной власти, являвший подлинную христианскую любовь в тяжелейших жизненных условиях и воспитавший целую плеяду священнослужителей. Мы, его почитатели, верим, что отец Серафим уже прославлен у Господа, а во время потребно будет причислен и к лику святых Русской Православной Церкви.



Воспоминания об о. Серафиме протоиерея Владимира Волгина

(источник: сайт «Православие и мир»)

Не от мира сего: архимандрит Серафим (Тяпочкин)

С архимандритом Серафимом (Тяпочкиным) я познакомился в 1980 году (незадолго до этого, в 1979 году в конце года, я был рукоположен в священника). Благословил меня на это знакомство архимандрит Иоанн (Крестьянкин). Также он благословил мне исповедоваться у отца Серафима. К тому времени отец Серафим был духовником епархии. И, конечно, на меня он произвел огромное впечатление. Это впечатление он производил на всех людей, которые так или иначе соприкасались с ним. От него веяло удивительной, благостной, доброй тишиной. Он был достаточно молчалив, всегда молча возглавлял трапезу на свои именины или день рождения. «Не от мира сего», так можно охарактеризовать его. Никогда я не видел в нем ни раздражения, ни гнева.

Уже к тому времени я слышал о «Зоином стоянии», чуде, которое произошло в Куйбышеве (нынешней Самаре). Вы все помните эту историю? Даже кинорежиссер А.А.Прошкин снял по этому сюжету фильм, который так и называется «Чудо». Зоя несколько раз протанцевала с иконой святителя Николая Чудотворца и окаменела. И никто не мог взять икону из рук Зои. Это произошло в 1950-е годы.

Так вот чудо взятия иконы из зоиных рук было связано с отцом Серафимом. Я, помню, задал ему вопрос: «Отец Серафим, а с Вами связана история с Зоей?» Он легонько махнул рукой: «Не будем об этом». То есть, по всей видимости, если бы не с ним, то он так и сказал бы. Но здесь он, с одной стороны, не стал уточнять, а с другой, не отказался от своего участия в чуде. И некоторые близко знавшие его считали, что эта икона святителя Николая находилась в алтаре храма в Ракитном, где отец Серафим служил.

У меня был знакомый — профессор Казанец, доктор психиатрии, специалист по шизофрении. Он как-то спросил меня: «Отец Владимир, насколько эта болезнь связана с темными силами?» Это был вопрос не моего уровня. Но я знал, что отец Серафим изгоняет бесов и отчитывает людей, имеющих «духов злобы поднебесной» в своей душе. Я говорю: «Давайте, Этелий Филиппович, съездим с Вами в Ракитное, и Вы сможете задать этот вопрос отцу Серафиму. Он грамотно Вам ответит». Мы приехали. Отвечая на этот вопрос, отец Серафим тихо сказал: «Мне достаточно дотронуться рукой до руки другого человека, и мне тут же откроется, бесноватый он или нет. Сейчас гораздо больше психически больных людей, чем бесноватых».

Отец Серафим прошел тюрьмы и лагеря. Он редко об этом говорил, но очень ценил приобретенный там опыт. Многие старцы, прошедшие ссылки, научились в тюрьмах и лагерях молиться, научились видеть скорбь людей, которые также находились в местах заключения. Кажется, эти слова принадлежат святому Серафиму (Чичагову)… Когда его в очередной раз выпустили из тюрьмы, и некоторые из его близких стали критически отзываться о советской власти, он сказал: «Детки мои, что вы так не любите советскую власть? Она нас, не желающих спасаться, вталкивает во врата Царствия Божия». Видите, какой взгляд! И этот взгляд был, безусловно, присущ и отцу Серафиму тоже.

Как-то из духа тщеславия я рассказал ему об одном деле, к которому нас с супругой готовил отец Иоанн (Крестьянкин). На что отец Серафим ответил: «Это произойдет, но не сейчас, а намного-намного позже». И вы знаете, как будто бы «припечатал». Сколько раз я ни пытался вернуться к этому вопросу и с отцом Иоанном, так ничего и не получилось. И дело отложено до назначенного Богом срока.

Помню еще один эпизод. Отец Серафим поручил мне опустить в почтовый ящик письмо. Ему было неудобно у себя это письмо отослать, а я мог через москвичей, которые приезжали, передать его. Но почему-то замешкался. И спустя два или три месяца приезжаю к отцу Серафиму и говорю: «Батюшка, простите, пожалуйста, я до сих не передал Ваше письмо». И я увидел, как, оставаясь в полном внутреннем покое, он тихо произнес: «Ну как же Вы так поступили? Я вот какое время жду важного ответа на это письмо».

Вы знаете, он сказал это без всякого раздражения, без всякого гнева, но мне его слова запомнились на всю оставшуюся жизнь. Они меня обожгли огнем и, конечно, в будущем я подобного никогда не повторял, стараясь сразу же исполнить порученное мне дело. Вот таким старец запомнился мне.

Благословение — православное издательство.

Схиархимандрит Серафим (Тяпочкин), преподобный Феодосий (Кашин): пророчества о России

Схиархимандрит Серафим (Тяпочкин, + 6.4.1982) из Ракитного (1977): «Во время памятной беседы присутствовала молодая женщина из сибирского города. Ей старец сказал: «Ты примешь мученическую кончину от руки китайцев на стадионе твоего города, куда они сгонят жителей-христиан и несогласных с их правлением». Это был ответ на ее сомнение по поводу слов старца, что практически вся Сибирь будет захвачена китайцами. Старец говорил то, что открылось ему о будущем России, он не называл дат, лишь подчеркивал, что время свершения сказанного — в руках Божиих, и многое зависит от того, как будет складываться духовная жизнь Русской Церкви, насколько крепка будет вера в Бога у русских людей, каков будет молитвенный подвиг верующих. [. ] Старец говорил, что развал России, несмотря на кажущюся силу и жесткость власти, произойдет очень быстро. Сначала разделятся славянские народы, затем отпадут союзные республики: прибалтийские, среднеазиатские, кавказские и Молдавия. После этого центральная власть в России станет еще более ослабевать, так что начнут отделяться автономные республики и области. Дальше пойдет еще больший развал: власть Центра перестанут на деле признавать отдельные регионы, которые попытаются жить самостоятельно и уже не будут обращать внимания на указы из Москвы. Самой большой трагедией станет захват Сибири Китаем. Произойдет это не военным путем: китайцы вследствие ослабления власти и открытых границ станут массами переселяться в Сибирь, скупать недвижимость, предприятия, квартиры. Путем подкупа, запугивания, договоров с власть имущими они постепенно подчинят себе экономическую жизнь городов. Все произойдет так, что в одно утро русские люди, живущие в Сибири, проснутся. в Китайском государстве. Судьба тех, кто останется там, будет трагична, но не безнадежна. Китайцы жестоко расправятся со всякими попытками сопротивления. (Потому и предсказал старец мученическую смерть на стадионе сибирского города многих православных и патриотов Родины). Запад будет способствовать этому ползучему завоеванию нашей земли и всячески поддерживать военную и экономическую мощь Китая из ненависти к России. Но потом они увидят опасность для себя, и когда китайцы попытаются уже военной силой захватить Урал и пойти дальше, будут всеми способами препятствовать этому и даже могут помочь России в отражении нашествия с Востока. Россия должна выстоять в этой битве, после страданий и полного обнищания она найдет в себе силы воспрянуть. И грядущее возрождение начнется в землях, завоеванных врагами, в среде русских, оставшихся в бывших республиках Союза. Там русские люди осознают, что они потеряли, осознают себя гражданами той Отчизны, которая еще живет, пожелают помочь ей восстать из пепла. Многие русские, живущие за границей, станут помогать восстановлению жизни в России. Многие из тех, кто сможет убежать от гонений и преследований, возвратятся в исконные российские земли, чтобы наполнить брошенные деревни, возделывать запущенные поля, использовать оставшиеся неразработанными недра. Господь пошлет помощь, и, несмотря на то, что потеряет страна главные месторождения сырья, найдут на территории России и нефть, и газ, без которых невозможно современное хозяйство.

Старец говорил, что Господь допустит потерю огромных земель, дарованных России, потому что мы сами не смогли их достойно использовать, а лишь загадили, испортили. Но Господь оставит за Россией те земли, которые стали колыбелью русского народа и были основой Великорусского государства. Это территория Великого Московского Княжества XVI века с выходами к Черному, Балтийскому и Северным морям. Россия не будет богатой, но все же сможет сама кормить себя и заставит считаться с собой. На вопрос: «А что будет с Украиной и Белоруссией?» старец ответил, что все в руках Божиих. Те, кто в этих народах против союза с Россией — даже если они считают себя верующими — становятся служителями диавола. У славянских народов единая судьба, и еще скажут свое веское слово преподобные Отцы Киево-Печерские — они вместе с сонмом новомучеников Российских вымолят новый Союз трех братских народов. Еще один вопрос задали — о возможности восстановления монархии в России. Старец ответил, что это восстановление надобно заслужить. Оно существует как возможность, а не как предопределенность. Если будем достойны, выберет русский народ Царя, но это станет возможным перед самым воцарением антихриста или даже после него — на очень короткое время».

Преп. о. Варсонофий Оптинский: «Затем Батюшка [Преподобный] говорил про евреев, про Китай и про то, что все идут против России, вернее сказать, против Церкви Христовой, ибо русский народ — богоносец. В нем хранится истинная вера Христова» 1943 г.

Иеросхимонах Аристоклий Афонский (1918): «. Конец будет через Китай. Какой-то необычный взрыв будет и явится чудо Божие. И будет жизнь совсем другая на земле, но не на очень долго» 1644.

Иеросхимонах Серафим Вырицкий: «Когда Восток наберет силу, все станет неустойчивым. Число — на их стороне, но не только это: у них работают трезвые и трудолюбивые люди, а у нас такое пьянство. «

«Наступит такое время, когда Россию станут раздирать на части. Сначала ее поделят, а потом начнут грабить богатства. Запад будет всячески способствовать разрушению России и отдаст до времени восточную ее часть Китаю. Дальний Восток будут прибирать к рукам японцы, а Сибирь — китайцы. которые станут переселяться в Россию, жениться на русских и в конце концов хитростью и коварством возьмут территорию Сибири до Урала. Когда же Китай пожелает пойти дальше, Запад воспротивится и не позволит».

«Восток будет креститься в России. Весь мiр небесный и те, кто на земле, понимают это, молятся о просвещении Востока».

Преподобный Феодосий (Кашин, + 1948), старец Иерусалимский: «Разве то была война [Великая Отечественная]? Вот будет война. Начнется она с востока. А потом со всех сторон, яко прузи [саранча], поползут враги на Россию. Вот это будет война. «

Отец Серафим

19 апреля – годовщина со дня смерти прославленного белгородского архимандрита Серафима Тяпочкина

При упоминании посёлка Ракитного Белгородской области в голове всплывает сразу несколько имён, которые прославили этот край. Например, представители дворянского рода Юсуповых, сыгравшие большую роль как в жизни страны, так и в судьбе нашей малой родины. И, безусловно, архимандрит Серафим (Тяпочкин), которого знает и почитает вся верующая Россия.

Жили эти люди в разное время, но между ними есть взаимосвязь. Этим соединяющим звеном стал Свято-Никольский храм в посёлке Ракитное, который был построен 181 год назад. Строительство его было закончено при князе Борисе Юсупове. Храм освятили в честь святителя Николая Чудотворца, которого этот дворянский род считал своим небесным покровителем.

Именно в Свято-Никольском храме довелось служить архимандриту Серафиму (Дмитрию Тяпочкину) во второй половине ХХ века. Отец Серафим родился в уездном городе Новый Двор Варшавской губернии. С самого раннего детства он тяготел к духовной жизни. Добрая слава о батюшке разнеслась ещё во время служения на Днепропетровщине. Уже там он прослыл как добрый пастырь и молитвенник. Однако гонители церкви стремились отнять у народа любимого священника. Приход в селе Михайловка закрыли. Отцу Серафиму пришлось совершать литургию в домах верующих. Его арестовывали много раз, но после допросов и предупреждений отпускали. Однако в 1941 году священник вновь был арестован и приговорён к десяти годам лишения свободы. Говорят, что когда срок истёк, его спросили:

– Чем ты будешь заниматься на воле?

– Тем же, чем и занимался, – служить Богу, – ответил батюшка.

– Ну, тогда посиди ещё.

Его опять отправили в ссылку. Теперь уже на пять лет. Там он потерял здоровье, но не утратил веры, сострадания и любви. 26 октября 1960 года в селе Соколовка епископ Курский и Белгородский Леонид (Поляков) совершил постриг протоиерея Димитрия в монашество с именем Серафим. Своё служение в Свято-Никольском храме отец Серафим начал в 1961 году, через семь лет после образования Белгородской области. Как раз тогда ранее закрытый храм вновь стал доступен верующим.

Для церкви это были тяжёлые годы. Те, кто открыто исповедовал религию, лишали себя перспектив в плане карьеры и подвергались существенным притеснениям. Тем не менее церковный двор был полон народа. Простые люди, страждущие, духовно недужные, приходили сюда, чтобы найти живительный духовный источник. К батюшке приезжали его духовные дети с Украины, русские академики, художники, писатели и многие другие православные. Что тянуло их сюда? Наверное, дар любви отца Серафима – самый высокий дар, который может быть у человека в жизни. Своей молитвой батюшка возвращал приходивших к нему из самых плохих душевных состояний. Некоторые подолгу жили здесь, иным отец Серафим помогал прямо на глазах. Никто не мог запретить архимандриту молиться. Но чиновники всё равно давили на архиереев. Те просили священнослужителей быть аккуратнее, не собирать нарочито вокруг себя народ.

Отец Серафим сказал прихожанам: «Если не можете – не приезжайте, передавайте записочки, я буду молиться о вас. Ведь для молитвы нет расстояния».

Все невзгоды и страшные боли, которые были следствием болезней, заработанных в ссылках, батюшка переносил с терпением и молитвой. Своим проницательным взором он смотрел на каждого приходившего к нему и как будто видел человека насквозь – со всеми его грехами и нуждами.

В последние годы отец Серафим больше беседовал со священнослужителями, понимая, что необходимо духовно укрепить пастырей, чтобы потом они могли сами помочь пастве.

Умер он 19 апреля 1982 года, в день, который сам же предсказал. В последние часы жизни с ним был его духовный сын – герой войны, разведчик Митрофан Гребёнкин. Проводить батюшку в последний путь собрались сотни людей. Сейчас настоятелем Свято-Никольского храма является отец Николай (Германский). Здесь он служит уже 22-й год.

«Где теперь обещания показать последнего попа? А вера православная живёт. И люди приходят в храм, чтобы духовно укрепляться, возрождаться и обновляться», – говорит отец Николай.

Быть настоятелем в храме, где служил Серафим Тяпочкин, – дело ответственное. И батюшка старается делать всё, что в его силах. С каждым поговорит, поможет, даст совет, обогреет тёплым словом. Пообщаешься с отцом Николаем – и чувствуешь, как на душе становится хорошо и светло.

В наше время память об отце Серафиме тщательно берегут. На территории храма ему поставлен памятник. Уже традиционными стали ежегодные Серафимовские чтения, участниками которых становятся священнослужители, студенты, преподаватели, чиновники и представители творческой интеллигенции. Белгородская область торжественно отметила столетие со дня рождения отца Серафима, 25 и 30 лет со дня его кончины.

Со всей России люди едут в это святое место, чтобы помолиться в Свято-Никольском храме, увидеть келью Серафима Тяпочкина, его могилу и ощутить на себе взгляд батюшки, который даже после смерти проницательно, со строгостью и с необыкновенной любовью с фотографии смотрит на людей и даёт им силы разобраться в собственной душе.

Старец Серафим Тяпочкин

Архимандрит Серафим (Тяпочкин, + 6.4.1982) из Ракитного (1977): «Во время памятной беседы присутствовала молодая женщина из сибирского города. Ей старец сказал: «Ты примешь мученическую кончину от руки китайцев на стадионе твоего города, куда они сгонят жителей-христиан и несогласных с их правлением». Это был ответ на ее сомнение по поводу слов старца, что практически вся Сибирь будет захвачена китайцами.

Старец говорил то, что открылось ему о будущем России, он не называл дат, лишь подчеркивал, что время свершения сказанного — в руках Божиих, и многое зависит от того, как будет складываться духовная жизнь Русской Церкви, насколько крепка будет вера в Бога у русских людей, каков будет молитвенный подвиг верующих.

Старец говорил, что развал России, несмотря на кажущуюся силу и жесткость власти, произойдет очень быстро. Сначала разделятся славянские народы, затем отпадут союзные республики: прибалтийские, среднеазиатские, кавказские и Молдавия. После этого центральная власть в России станет еще более ослабевать, так что начнут отделяться автономные республики и области. Дальше пойдет еще больший развал: власть Центра перестанут на деле признавать отдельные регионы, которые попытаются жить самостоятельно и уже не будут обращать внимания на указы из Москвы.

Самой большой трагедией станет захват Сибири Китаем. Произойдет это не военным путем: китайцы вследствие ослабления власти и открытых границ станут массами переселяться в Сибирь, скупать недвижимость, предприятия, квартиры. Путем подкупа, запугивания, договоров с власть имущими они постепенно подчинят себе экономическую жизнь городов.

Все произойдет так, что в одно утро русские люди, живущие в Сибири, проснутся. в Китайском государстве. Судьба тех, кто останется там, будет трагична, но не безнадежна. Китайцы жестоко расправятся со всякими попытками сопротивления. (Потому и предсказал старец мученическую смерть на стадионе сибирского города многих православных и патриотов Родины).

Запад будет способствовать этому ползучему завоеванию нашей земли и всячески поддерживать военную и экономическую мощь Китая из ненависти к России. Но потом они увидят опасность для себя, и когда китайцы попытаются уже военной силой захватить Урал и пойти дальше, будут всеми способами препятствовать этому и даже могут помочь России в отражении нашествия с Востока.

Россия должна выстоять в этой битве, после страданий и полного обнищания она найдет в себе силы воспрянуть. И грядущее возрождение начнется в землях, завоеванных врагами, в среде русских, оставшихся в бывших республиках Союза. Там русские люди осознают, что они потеряли, осознают себя гражданами той Отчизны, которая еще живет, пожелают помочь ей восстать из пепла. Многие русские, живущие за границей, станут помогать восстановлению жизни в России. Многие из тех, кто сможет убежать от гонений и преследований, возвратятся в исконные российские земли, чтобы наполнить брошенные деревни, возделывать запущенные поля, использовать оставшиеся неразработанными недра. Господь пошлет помощь, и, несмотря на то, что потеряет страна главные месторождения сырья, найдут на территории России и нефть, и газ, без которых невозможно современное хозяйство.

Старец говорил, что Господь допустит потерю огромных земель, дарованных России, потому что мы сами не смогли их достойно использовать, а лишь загадили, испортили. Но Господь оставит за Россией те земли, которые стали колыбелью русского народа и были основой Великорусского государства. Это территория Великого Московского Княжества XVI века с выходами к Черному, Балтийскому и Северным морям. Россия не будет богатой, но все же сможет сама кормить себя и заставит считаться с собой.

На вопрос: «А что будет с Украиной и Белоруссией?» старец ответил, что все в руках Божиих. Те, кто в этих народах против союза с Россией — даже если они считают себя верующими — становятся служителями диавола. У славянских народов единая судьба, и еще скажут свое веское слово преподобные Отцы Киево-Печерские — они вместе с сонмом новомучеников Российских вымолят новый Союз трех братских народов.

Еще один вопрос задали — о возможности восстановления монархии в России. Старец ответил, что это восстановление надобно заслужить. Оно существует как возможность, а не как предопределенность. Если будем достойны, выберет русский народ Царя, но это станет возможным перед самым воцарением антихриста или даже после него — на очень короткое время.

Отец Серафим говорил:«Каких грехов у нас нет? Только тех, которые не существуют. Но какие грехи Господь не прощает? Только нераскаянные. Что тяжелее: мешок песка или камней? Мешок песка. Так и наши грехи. Если они велики, но их не так много, то мы можем хотя бы их разглядеть и принести покаяние. А попробуй разглядеть песчинки! Это такие грехи, которые мы часто и за грехи не считаем: осуждение, обидчивость, пустословие, лень, подозрительность и др. Но их-то целый мешок! Один старец, чтобы показать разницу в грехах и прежде всего серьезность мелких грехов, приказал тяжко согрешившему монаху занести тяжелый камень на колокольню. А другим монахам, его осуждавшим, предстояло поднимать мелкие камни. Их было видимо-невидимо, и носить их следовало по одному. Первый, хотя и с большим трудом, исполнил приказание, а другие небольшую часть перенесли и обессилили. Зато, осознав, как тягостно иметь множество мелких грехов, просили у старца прощения. Если у нас большая рана, бежим к врачу, а на царапины не обращаем внимания. Но бывает, что незаметная ссадина приводит к заражению крови. Так и малые грехи приводят порой к серьезным последствиям. Свои грехи человек будет помнить и на том свете. И святые сокрушались о грехах, хотя и прошенных. Так рана на теле человека хотя и не болит, а шрам виден».

“Из его уст не исходило никакого пустого слова, — вспоминает архимандрит Кирилл (Павлов), — не произносилось шуток, и в нем не было лести. Все его слова были наполнены смыслом. Я не заметил и тени неудовольствия или раздражительности в его голосе, он никого не осудил, не выразил какого-либо негодования, был кроток, скромен и смирен. Что меня больше всего поразило и запомнилось — это его неподдельная любовь, исходящая из глубины его сердца, одинаковая ко всем. В присутствии батюшки все умиротворялось. Да, этот человек был наполнен Божией любовью”.

Во время трапезы о. Серафим потчевал всех — сам же едва притрагивался к еде. “Сядем за стол, — вспоминает староста Екатерина, — всего богато, а о. Серафим немного поест и уже не хочет”. Насытившись духовной пищей, он мало заботился о телесной. Наслаждением для него была не еда, а духовное общение во время трапезы. “В его присутствии можно было пребывать часами без утомления и усталости от разговора” (архиеп. Евлогий).

Когда общение с кем-либо теряло духовный смысл, собеседник начинал кого-нибудь осуждать, о. Серафим выключался из разговора. К нему приезжал часто молодой священник, служивший где-то в верхах, и начинал рассказывать о “мелочах архиерейской жизни”. Батюшка вставал из-за стола и уходил к себе в келью. Потом священник приходил к нему и, сидя на корточках у кровати, наклонившись к уху батюшки, продолжал свои рассказы. а тот засыпал.

О. Серафим видел тех, о ком ему рассказывали, совершенно иначе. Кто на кого, кто с кем, кто против, — все это его совершенно не интересовало, потому что он любил всех людей, несмотря на их немощи и падения.

“Он всегда внимательно относился к церковному уставу, — вспоминает архимандрит Зинон. — Старался не только не сокращать богослужение, а делать некоторые прибавления. Например, в изобразительные вводил сугубую ектенью о здравии и об упокоении”. О. Серафим понимал, что устав существует для пользы, а не для рабства.
Отец Серафим никогда не допускал ни малейшего насилия над свободой человека. Власть он понимал как служение всем и всякому, как заботу о слабейших. Он страдал за человека вместе с ним, боролся за его душу. Но свободу решения вопроса оставлял за ним, чтобы тот не остался незрелым, зависящим только от своего духовного отца. Отец Серафим был склонен воспитывать не словом, а жизнью своей, опытно зная, как легко произносить слова о любви, но как трудно пребывать в ней. Почему так притягивал к себе о. Серафим всех людей? Он открывал им то, что в них было сокрыто, — нетленную красоту. В большой любви не нужны слова, люди общаются сердцами, в молчании. Так умел говорить с ближними о. Серафим.

Православный церковный интернет-магазин «Отчий дом»

Церковный интернет магазин «Отчий дом» предлагает большой выбор православной литературы для личного и церковного пользования. У нас вы можете по доступной цене приобрести церковные книги, выпущенные нашим собственным издательским домом, а также востребованную религиозную печатную продукцию лучших православных издательств России без посреднических наценок.

Наш ассортимент

Интернет магазин православной литературы «Отчий дом» — это богатый ассортимент художественных и богослужебных книг, а также книг по духовному развитию для детей и взрослых.

У нас вы можете выбрать и приобрести по выгодной цене:

  • книги на церковнославянском и русском языке, а также специальные издания с параллельным переводом;
  • учебную литературу, пособия и руководства для проведения богослужебных обрядов, молитвословы, псалтири;
  • литературу по основам религии;
  • известные богословские труды.

Для удобства наших заказчиков мы постоянно делаем интересные тематические подборки из самых востребованных книг и серий. У нас вы можете купить такие популярные собрания православной литературы как «Пасхальные книги для детей», «Первые шаги в церкви», «Самые известные творения святых отцов» и многое другое. Для тех, кто является сторонником современных технологий, в нашем интернет-магазине представлен большой выбор аудиокниг на CD и DVD дисках.

Что еще вы можете приобрести в нашем интернет-магазине

Несмотря на то, что приоритетное направление деятельности интернет магазина «Отчий дом» в Москве — продажа православной литературы, в каталоге нашего сайта также можно найти широкий выбор разнообразной церковной утвари. Вся предлагаемая продукция изготавливается из специальных материалов, ее продажа осуществляется только по благословению.

У нас вы можете купить:

  • иконы с изображениями Святой Троицы, Богородицы, Господа Вседержителя, а также с ликами всех известных святых;
  • миниатюрные иконки для автомобилей;
  • магниты и наклейки с молитвами и православной символикой;
  • венчальные наборы, наборы для крещения;
  • масла и благовония;
  • молитвенные, сорокоустные, праздничные свечи.

Преимущества сотрудничества с магазином «Отчий дом»

Православный книжный интернет магазин «Отчий дом» занимает лидирующие позиции в распространении и популяризации православной литературы.

Наши главные преимущества:

  • Большой и постоянно обновляемый ассортимент специальной и художественной православной литературы и сопутствующей продукции для всех категорий верующих и священнослужителей.
  • У нас вы можете купить христианские книги без издательской наценки. Для частных лиц проводятся выгодные праздничные акции, а для оптовых покупателей предусмотрена гибкая система скидок.
  • У нас удобные условия оплаты и доставки во все регионы России.

Купить православные книги в интернет магазине «Отчий дом» можно в один клик. Достаточно выбрать понравившийся вариант издания, определиться с количеством и добавить товар в корзину. Как только вы подтвердите заказ, он будет укомплектован и отправлен по указанному адресу.

Доставка православных книг по Москве, а также в другие города России осуществляется оперативно. Вы можете самостоятельно забрать литературу и утварь в одном из наших пунктов самовывоза, получить заказ в отделении Почты России, воспользоваться курьерской доставкой или услугами любой транспортной компании по вашему выбору.

Серафим (Тяпочкин)

Архимандрит Серафим
Имя при рождении Дмитрий Александрович Тяпочкин
Дата рождения 1 (13) августа1894
Место рождения Новый Двор, Варшавский уезд, Варшавская губерния (ныне Мазовецкое воеводство, Польша)
Дата смерти 19 апреля1982 ( 1982-04-19 ) (87 лет)
Место смерти
  • Ракитное , Белгородская область , РСФСР , СССР
Страна
  • Российская империя
  • СССР
Род деятельности священнослужительРПЦ, архимандрит
Отец Александр Тяпочкин
Мать Александра Маковская

Архимандрит Серафим (в миру Дмитрий Александрович Тяпочкин; 1 [13] августа 1894, Новый Двор, Варшавская губерния — 19 апреля 1982, Ракитное, Белгородская область) — архимандрит Русской православной церкви, настоятель Свято-Николаевского храма в посёлке Ракитное Белгородской области.

Содержание

Родился 1 (13) августа 1894 года в городе Новый Двор Варшавской губернии в дворянской семье.

В семь лет был принят в духовное училище. В 1911 году поступил на учёбу в Холмскую духовную семинарию. Там он окончательно утвердился в стремлении к пастырскому служению. На духовное формирование юноши значительное влияние оказал ректор семинарии архимандрит Серафим (Остроумов).

Как лучший воспитанник в 1917 году направлен стипендиатом в Московскую Духовную Академию, где проучился до закрытия академии весной 1919 года.

В 1919 году Дмитрий познакомился со своей будущей супругой. В 1920 году они обвенчались.

В 1920 году епископом Евлампием (Краснокутским), викарием Екатеринославской епархии, рукоположен в сан диакона.

18 октября того же года в Тихвинском женском монастыре города Екатеринослава епископом Евлампием, викарием Екатеринославской епархии рукоположен в сан пресвитера.

Начал служение священником в 1921 году в селе Михайловка Солонянского района Днепропетровской области в должности благочинного церквей Солонянского района. В должности благочинного состоял до 1936 года.

В годы церковных нестроений деятельно отстаивал чистоту православного учения в борьбе с обновленчеством, самосвятством и прочими антицерковными направлениями.

В 1933 году от туберкулеза скончалась любимая супруга отца Димитрия, Антонина Викторовна. Батюшка в больнице приобщил её Святых Христовых Тайн. На его попечении остались три несовершеннолетние дочери.

В 1940 году арестован в селе Михайловка Солонянского района Днепропетровской области за тайное совершение богослужения на дому. Осуждён к 10 годам лишения свободы. Отбывал заключение в городе Игарка Красноярского края.

По окончании срока заключения в 1950 году получил ещё четыре года ссылки. Ссылку отбывал в Казахстане, в районе озера Балхаш. В 1955 году по ходатайству Георгия — мужа младшей дочери Антонины — отцу Димитрию отменили ссылку, и он вернулся в Днепропетровск. [1] [ неавторитетный источник? ]

После отбытия срока направили служить в отдаленное село Днепропетровской епархии Верхний Токмак Запорожской области.

В 1960 году назначен священником храма в селе Михайловка Криничанского района Днепропетровской области. В том же году служил настоятелем в кафедральном соборе Днепропетровска, где к нему сразу же потянулись люди. Это не устраивало власти, и при первом же удобном случае уполномоченный забрал регистрацию и велел в течение двух дней покинуть город.

Отец Димитрий отправился в Москву, где владыка Стефан помог выяснить, что регистрацию можно восстановить. Регистрация была восстановлена, но без права служить в Днепропетровской епархии.

В течение месяца батюшка ночевал на вокзале. Наконец, получив назначение в Архангельск, в приемной у Патриарха Алексия I он встретился с владыкой Леонидом (Поляковым), и тот пригласил его служить в Курско-Белгородскую епархию, направив в село Соколовка Корочанского района, в храм Успения Пресвятой Богородицы.

Монашество

Стремясь послужить Церкви Божией в иноческом сане, подал епископу Леониду прошение о желании принять иноческий постриг: «Если не будет с моей стороны нарушением послушания, то дерзаю просить при постриге мне святое имя Преподобного Серафима Саровского, которого с детства почитаю небесным покровителем. В назначении меня его святейшеством в Курскую епархию, земную родину Преподобного Серафима, тоже вижу промысел Божий».

26 октября 1960 года в селе Соколовка епископ Курский и Белгородский Леонид (Поляков) совершил постриг протоиерея Димитрия в монашество с именем Серафим. В 1961 году иеромонах Серафим был возведен в сан игумена.

14 октября 1961 года назначен настоятелем Свято-Николаевского храма в посёлке Ракитном Белгородской области. Настоятелем этого храма он остался до конца своих дней.

В 1970 года он был удостоен сана архимандрита.

Архимандриту Серафиму была присуща любовь к богослужению, благоговейная строгость в исполнении церковного устава. В алтаре старец пребывал в трепетном страхе, литургию совершал в неизменно благоговейном состоянии. Спал он совсем немного.

Отошёл ко Господу в полной тишине в 17 часов 30 минут 19 апреля 1982 года, на второй день Светлого Христова Воскресения.

После смерти схиархимандрита Серафима рейсовые пассажирские автобусы на Ракитное были отменены, на поезда московского направления из Крыма и Кавказа не продавали билетов до Белгорода. [1] Несмотря на все чинимые властями препятствия, провожать старца собрались сотни людей. Могила о. Серафима находится вблизи Свято-Николаевского храма в Ракитном.

Ещё при жизни почитался как старец. Сохранились свидетельства об исцелениях по молитвам батюшки и случаях его прозорливости [2] .

В 2007 году архимандриту Серафиму (Тяпочкину) открыли памятник в посёлке Ракитное, где он прослужил 21 год. На постаменте выбиты слова архимандрита Серафима: «Пребывающий в Боге — пребывает в любви» [2] .

В настоящее время идёт подготовка к канонизации архимандрита Серафима [3] .

Серафим (Тяпочкин)

Дмитрий Александрович Тяпочкин

Архимандрит Серафим (в миру Дмитрий Александрович Тяпочкин; 1 [14] августа 1894, Новый Двор, Варшавский уезд, Варшавская губерния — 19 апреля 1982, Ракитное, Белгородская область) — архимандрит Русской православной церкви, настоятель Свято-Николаевского храма в посёлке Ракитное Белгородской области.

Содержание

Биография [ править ]

Родился 1 (14) августа 1894 года в городе Новый Двор Варшавской губернии в дворянской семье.

В семь лет был принят в духовное училище. В 1911 году поступил на учёбу в Холмскую духовную семинарию. Там он окончательно утвердился в стремлении к пастырскому служению. На духовное формирование юноши значительное влияние оказал ректор семинарии архимандрит Серафим (Остроумов).

Как лучший воспитанник в 1917 году направлен стипендиатом в Московскую Духовную Академию, где проучился до закрытия академии весной 1919 года.

В 1919 году Дмитрий познакомился со своей будущей супругой. В 1920 году они обвенчались.

В 1920 году епископом Евлампием (Краснокутским), викарием Екатеринославской епархии, рукоположен в сан диакона.

18 октября того же года года в Тихвинском женском монастыре города Екатеринослава епископом Евлампием, викарием Екатеринославской епархии рукоположен в сан пресвитера.

Начал служение священником в 1921 году в селе Михайловка Солонянского района Днепропетровской области в должности благочинного церквей Солонянского района. В должности благочинного состоял до 1936 года.

В годы церковных нестроений деятельно отстаивал чистоту православного учения в борьбе с обновленчеством, самосвятством и прочими антицерковными направлениями.

В 1933 году от туберкулеза скончалась любимая супруга отца Димитрия, Антонина Викторовна. Батюшка в больнице приобщил её Святых Христовых Тайн. На его попечении остались три несовершеннолетние дочери.

В 1940 году арестован в селе Михайловка Солонянского района Днепропетровской области за тайное совершение богослужения на дому. Осуждён к 10 годам лишения свободы. Отбывал заключение в городе Игарка Красноярского края.

По окончании срока заключения в 1950 году получил ещё четыре года ссылки. Ссылку отбывал в Казахстане, в районе озера Балхаш. В 1955 году по ходатайству Георгия — мужа младшей дочери Антонины — отцу Димитрию отменили ссылку, и он вернулся в Днепропетровск. [1] [неавторитетный источник? 1471 день]

После отбытия срока направили служить в отдаленное село Днепропетровской епархии Верхний Токмак Запорожской области.

В 1960 году назначен священником храма в селе Михайловка Криничанского района Днепропетровской области. В том же году служил настоятелем в кафедрального собора Днепропетровска, где к нему сразу же потянулись люди. Это не устраивало власти и при первом же удобном случае уполномоченный забрал регистрацию и велел в течение двух дней покинуть город.

Отец Димитрий отправился в Москву, где владыка Стефан помог выяснить, что регистрацию можно восстановить. Регистрация была восстановлена, но без права служить в Днепропетровской епархии.

В течение месяца батюшка ночевал на вокзале. Наконец, получив назначение в Архангельск, в приемной у Патриарха Алексия I он встретился с владыкой Леонидом (Поляковым), и тот пригласил его служить в Курско-Белгородскую епархию, направив в село Соколовка Корочанского района, в храм Успения Пресвятой Богородицы.

Монашество [ править ]

Стремясь послужить Церкви Божией в иноческом сане, отец Димитрий подал епископу Леониду прошение о желании принять иноческий постриг: «Если не будет с моей стороны нарушением послушания, то дерзаю просить при постриге мне святое имя Преподобного Серафима Саровского, которого с детства почитаю небесным покровителем. В назначении меня его святейшеством в Курскую епархию, земную родину Преподобного Серафима, тоже вижу промысел Божий».

26 октября 1960 года в селе Соколовка епископ Курский и Белгородский Леонид (Поляков) совершил постриг протоиерея Димитрия в монашество с именем Серафим. В 1961 году иеромонах Серафим был возведен в сан игумена.

14 октября 1961 года назначен настоятелем Свято-Николаевского храма в посёлке Ракитном Белгородской области. Настоятелем этого храма он остался до конца своих дней.

В 1970 года он был удостоен сана архимандрита.

Архимандриту Серафиму была присуща любовь к богослужению, благоговейная строгость в исполнении церковного устава. В алтаре старец пребывал в трепетном страхе, литургию совершал в неизменно благоговейном состоянии. Спал он совсем немного.

Отошёл ко Господу в полной тишине в 17 часов 30 минут 19 апреля 1982 года, на второй день Светлого Христова Воскресения.

После смерти схиархимандрита Серафима рейсовые пассажирские автобусы на Ракитное были отменены, на поезда московского направления из Крыма и Кавказа не продавали билетов до Белгорода. [1] Несмотря на все чинимые властями препятствия, провожать старца собрались сотни людей. Могила о. Серафима находится вблизи Свято-Николаевского храма в Ракитном.

Почитание [ править ]

Ещё при жизни почитался как старец. Сохранились свидетельства об исцелениях по молитвам батюшки и случаях его прозорливости [2] .

В 2007 году архимандриту Серафиму (Тяпочкину) открыли памятник в посёлке Ракитное, где он прослужил 21 год. На постаменте выбиты слова архимандрита Серафима: «Пребывающий в Боге — пребывает в любви» [2] .

В настоящее время идёт подготовка к канонизации архимандрита Серафима [3] .

Ссылка на основную публикацию
Архимандрит Серафим
Имя при рождении:
Род деятельности:
Место рождения:
Место смерти: