Заповедь о любви к врагам

Сокровищница духовной мудрости

Любовь к врагам

. Врага любить должно так, чтобы не воздавать злом за зло, но благодеянием вознаграждать за обиду (свт. Григорий Нисский, 20, 106).

. Христос повелел нам считать друзьями. тех, которые. причиняют нам вред и в деньгах, и в телесном здоровье, и во всем прочем. Не только, говорит Он, прибавляй хищнику и лихоимцу, но и люби его любовию самою крепкою и искреннею (свт. Иоанн Златоуст, 44, 138).

. Христос желает, чтобы мы не только прощали, но и принимали врагов в число первых друзей (свт. Иоанн Златоуст, 44, 139).

. Если мы будем молиться за друзей, то мы еще нисколько не лучше язычников и мытарей, а если будем любить врагов, то по мере сил человеческих становимся подобными Богу. (см.: Мф. 5, 44—45) (свт. Иоанн Златоуст, 45, 452).

. Если любишь не только любящих, но и враждующих против тебя, подражаешь по силе своей твоему Господу (свт. Иоанн Златоуст, 47, 30).

. Заповедь очень трудна, но если подумаешь о награде, уготованной исполняющим ее, то она, хоть и весьма трудна, отнюдь не покажется такою (свт. Иоанн Златоуст, 47, 30).

. Не должен ли ты считать за милость, что своими благодеяниями врагу можешь отворить себе двери дерзновения пред Богом и достигнуть прощения своих грехов? (свт. Иоанн Златоуст, 47, 30).

. То составляет величайшую добродетель, когда не тех только мы любим и не тем только всячески угождаем, которые искренно к нам расположены, но когда и людей, желающих вредить нам, к себе привлекаем ласковостью (свт. Иоанн Златоуст, 47, 633).

. Научись прежде всего никогда не называть врага именами презрительными, а почетными. А если уста привыкнут называть оскорбившего именем почетным и приятным, то и душа, услышав это и будучи вразумляема и научаема языком, охотно примирится с ним. Самые слова будут наилучшим врачевством сердечной язвы (свт. Иоанн Златоуст, 47, 843).

. Если ты исполняешь заповедь любви ко врагам, то пребываешь с Богом, если же оставляешь ее — то с мытарями (свт. Иоанн Златоуст, 50, 211).

. Врагам, хотя бы они причинили нам бесчисленное множество зол, всем, что есть у нас доброго. не преминем оказывать и им благодеяния. Ведь если, терпя зло, можно удовлетворить ярость их, то гораздо больше — благодетельствуя им. Первое меньше последнего, потому что не все равно — благодетельствовать врагу. или быть готовым претерпеть (от него) большее зло. От последнего перейдем и к первому, что (и составляет) преимущество учеников Христовых, (свт. Иоанн Златоуст, 52, 139).

Кто любит любящего его, тот не делает ничего важного, а кто любит ненавидящего его, тот преимущественно достоин венцов (свт. Иоанн Златоуст, 53, 262).

. В подражание будем и мы благотворить врагам, не отвергнем тех, кто ненавидит нас и отвращается от нас (свт. Иоанн Златоуст, 54, 61—62).

Любовь к врагам есть любовь к Богу, даровавшему заповеди и законы, есть подражание Ему. Знай же, что, оказывая благодеяния врагам, ты благотворишь не им, а себе, не их любишь, а повинуешься Богу (свт. Иоанн Златоуст, 54, 64).

Бог оказывает благодеяния своим врагам делом, а ты совершай их, по крайней мере, словом — молись за врага; таким образом ты уподобишься Отцу твоему, Который на Небесах (свт. Иоанн Златоуст, 54, 663).

. Кто благословляет своего врага, благословляет себя самого, и кто проклинает его, проклинает себя, и кто молится за врага, молится за себя, а не за него (свт. Иоанн Златоуст, 54, 664).

. Когда захватишь в свои руки врага, старайся не о том, чтобы отомстить ему и осыпать тысячами ругательств, а о том, чтобы расположить его к себе услужливостью, чтобы довести его до кротости, и до тех пор не отставай и делать все, и увещевать, пока своею кротостью не победишь его жестокости (свт. Иоанн Златоуст, 55, 739).

. Невозможно любить оскорбляющего даже тому, кто отрекся от мира и всего что в мире, если он истинно не познает цель Господню. Когда же даст ему Господь познать ее, и он возревнует ходить по указанию ее, тогда возможет он от сердца любить ненавидящего и оскорбляющего, как любили и апостолы, знавшие ее (прп. Максим Исповедник, 91, 139).

Иное есть не печалиться и не гневаться при бесчестиях, поношениях, искушениях и встречающихся прискорбностях и иное — желать этого с благодарением, когда случится что такое. Иное опять есть — молить Бога о тех, кои причиняют это, иное — прощать им, иное любить их от всей души, как благодетелей, и иное — напечатлевать в уме лица каждого из них и целовать их бесстрастно, как искренних друзей своих, со слезами чистой любви, — так чтобы на душе не было совершенно никакого знака оскорбления или страсти. Большее из всего сказанного есть, когда кто в самое время искушения таковое же имеет расположение и к тем, которые поносят его в лицо или клевещут на него, и ко всем другим, кои или осуждают его, или презирают и ставят, ни во что, или плюют в лицо, еще и к тем, кои по видимости притворяются друзьями, а тайно так же действуют против него, как и сказанные пред сим, — и это не утаивается от него, но он то знает.

И из этого опять высшее и совершеннейшее без сравнения есть. то, если кто совсем забывает претерпенные искушения и никогда не вспоминает тех, кои его опечалили или как-нибудь обесчестили, ни когда они бывают налицо, ни когда отсутствуют, но имеет и их наравне с друзьями своими, без всякого различения, сколько когда беседует с ними, сколько же и тогда, когда вкушает вместе с ними пищу. Все это суть дела и совершенства мужей, ходящих во свете. Которые же чувствуют, что они далеки от таких порядков и правил жизни, те пусть не обольщаются и не обманывают себя, но да ведают наивернейше, что они ходят во тьме (прп. Симеон Новый Богослов, 77, 400).

. В том и состоит человеколюбие, чтобы ты благодетельствовал врагам и любил их, как друзей и как истинных благодетелей, чтобы молился за всех обижающих тебя и имел сердечную любовь равно ко всем, и добрым и злым, и за всех повседневно полагал душу свою, за спасение. быть может, одного или, если возможно, то и всех (прп. Симеон Новый Богослов, 78, 148).

Благорасположенно любящий тех, которые его поносят и обижают, и причиняют ему ущерб, и молящийся о них в короткое время достигает великого преуспеяния (прп. Симеон Новый Богослов, 93, 9).

Любовь к врагам доставляет сердцу полноту любви. В таком сердце вовсе нет места для зла, и оно уподобляется благостию своею Всеблагому Богу (свт. Игнатий Брянчанинов, 38, 512).

. Когда возлюбишь врагов своих и будешь молить о них, чтобы им дарованы были все блага, временные и вечные, тогда только низойдет к тебе Бог на помощь, и ты поперешь молитвою твоею всех супостатов твоих, вступишь умом в сердечный храм для поклонения Отцу Духом и Истиною (см.: Ин. 4, 24) (свт. Игнатий Брянчанинов, 39, 211—212).

Достигший любви к врагам достиг совершенства в любви к ближнему, и ему сами собою отворились врата любви к Богу (свт. Игнатий Брянчанинов, 42, 145).

. Любовь к врагам есть та высшая ступень в лествице любви к ближнему, с которой мы вступаем в необъятный чертог любви к Богу (свт. Игнатий Брянчанинов, 42, 299).

Заметили ошибку в тексте? Выделите её мышкой и нажмите Ctrl+Enter

Истинное понимание заповеди о любви к врагам

Анализ широко распространенной ситуации

Есть люди, которые настолько сильно обижены врагом своим, что испытывают к нему ярко выраженную неприязнь. Но наряду с этим эти люди стремятся жить по Закону Божьему и исполнять заповеди Божьи. В том числе они должны исполнять заповедь о любви к ближнему и о любви к врагу. Такие люди оказываются в двусмысленном положении. Они как бы стоят на распутьи, испытывая на себе воздействие двух взаимоисключающих факторов. С одной стороны они испытывают ненависть к врагу за обиды и унижения. С другой стороны как христиане, понимают, что нужно простить врага и полюбить его. Однако порой чувство ненависти берет верх у таких людей, и они не в силах простить и полюбить врага, и просто не вредят врагу, этим действием ограничивая исполнение Божьей заповеди. Такое поведение в отношении врага является неправильным, так как не содержит в себе любви к врагу.

Согласно заповеди Божьей мало удерживаться от вреда врагу, его ещё нужно любить. По словам Иисуса Христа, любовь к ближнему – это проявление высших нравственных чувств, отличающихся чистотой, самоотверженностью и бескорыстием. «Любовь долготерпит, милосердствует, любовь не завидует, любовь не превозносится, не гордится, не бесчинствует, не ищет своего, не раздражается, не мыслит зла, не радуется неправде, а сорадуется истине» ( 1Кор.13:4–6 ). Любовь земная, построенная на выгоде и расчете в одном случае, на сексе и чувственных наслаждениях в другом случае, резко отличается от любви Небесной. Любовь Небесная – это чистое, возвышенное, бескорыстное чувство, несущее в себе искренний порыв христианской души к ближнему. Любовь к ближнему, и даже к врагу, несет благо и добро, сострадательность, заботливость и милосердие ближнему, основывается на бескорыстии и искренности. И если враг ближний обидел вас, то искренняя любовь к ближнему должна содержать в себе всепрощение не на словах, а на деле.

Поэтому истинное понимание заповеди о любви к ближнему основано на совершении добра врагу вашему. Добро может проявляться в разных видах и формах. Например, в виде помощи или заботы о враге вашем. Но в любом случае совершение пользы врагу вашему должно быть сделано искренне, добровольно и бескорыстно. Прощение, адресованное врагу вашему, как раз и нужно для того, чтобы вы освободились окончательно от ненависти и неприязни к нему. Потому, что только тогда, когда у вас не будет обиды на врага вашего, вы сможете искренне совершить бескорыстное добро. И проявить к своему врагу всепобеждающую любовь.

Поэтому если вы просто удерживаете себя от вреда врагу своему, но не помогаете ему, то в этом случае вы подобны дереву, которое цветет, но не приносит плодов. «Если ты не делаешь зла ближнему, – этого мало, не желая зла, делай ему добро или ты уподобишься цветущему только, но бесплодному дереву» (Ксеократ). Эту аллегорию нужно понимать следующим образом. Под деревом в этих словах подразумевается человек, которого обидел его ближний, став таким образом, врагом этому человеку. Цветы на дереве символизируют поступки обиженного человека, выраженные в том, что данный человек не причиняет вреда врагу своему. Однако цветы должны приносить плод. Плоды аллегорически выражают добрые поступки обиженного человека к врагу своему. Но поскольку обиженный человек удерживается от вреда своему врагу, но и добрых дел не совершает, то данный человек не приносит плода в виде добрых поступков. Поэтому знаменитый философ древности, Ксенократ, и сравнивает такого человека с цветущим, но бесплодным деревом.

Святой Иоанн Златоуст об этой ситуации писал так: «любить ближних и делать им доброе, нужно не только потому, что это прямая заповедь Божественного Законодавца Ветхого и Нового завета. ( Лев.19:18 ) ( Матф.22:37–39 ), но и потому ещё что в этой любви и споспешествовании благу ближних заключается наше собственное благо. Польза каждого заключается в пользе ближнего и польза ближнего в его пользе».

Такая почитаемая духовно-нравственная книга философско-религиозного содержания, пользующаяся уважением много веков как «Древний Патерик», подтверждая эту мысль, призывает людей к искренней заботе и любви, направленной к ближнему своему, если этот ближний, враг. «Наливающий на руку свою елей, чтобы помазать слабого сам прежде принимает тук от елея; так и молящийся за брата (и вообще заботящийся о пользе ближнего и делающий ему добро), прежде нежели принести ему пользу, сам получает пользу» (Древний Патерик). Понимать эти слова нужно следующим образом. Елей – это особое вещество, использующееся в богослужении. Существует специальное таинство называемое елеосвящение, при котором тело смазывается елеем. И при этом призывается на больного благодать, которая должна исцелить недуги больного, как душевные так и телесные. Эта традиция ведет свое начало от Иисуса Христа. «Многих больных мазали маслом и исцеляли» ( Мар.6:13 ). Тук – по-древнееврейски обозначается словом «шуман». Туком в древнееврейском государстве называли жир жертвенных животных «тук, покрывающий внутренности» ( Лев.3:3 ). Тук принадлежал Богу и непременно сжигался. ( Лев. 3,3–17 ), ( Лев. 4,8 ). В данных словах из Древнего Патерика как раз и упоминается об обряде елеосвящения слабого, то есть больного человека. И в качестве аллегорического примера говорится о том, что человек, наносящий елей на слабого, то есть помогающий слабому, сам «принимает тук от елея», то есть сам соприкасается со священным веществом – елеем. Иными словами является сопричастным к Божьей благодати.

Как видим языком иносказания в «Древнем Патерике» выражена мысль о том, что человек, помогающий ближнему, и себе делает добро. То, что обиженный человек воздержался от вреда врагу, но не помогает ему, говорит о том, что обиженный человек не простил своего врага. А прощать и любить врагов своих (ближних) обязан всякий добропорядочный христианин. «Ибо если вы будете прощать людям согрешения их, то простит и вам Отец ваш Небесный, а если не будете прощать людям согрешения их, то и Отец ваш не простит вам согрешений ваших» ( Матф.6:14–15 ).

Однако в жизни бывают такие случаи, когда обида, причиненная врагом, столь велика, что обиженный человек, понимая разумом то, что как христианин, он должен простить врага, не может себя заставить искренне проявить к врагу свое прощение. Как нужно поступать в этой ситуации? Прощения врага нужно достигнуть все равно. Но если такое прощение дается с трудом, к нему нужно подойти постепенно. В данном случае нужно, прежде всего, обратить свои молитвы к Господу Богу, Богородице и Божьим Угодникам, и молить их о том, чтобы они помогли вам простить вашего врага и дали вам силы совершить этот трудный поступок. В своих молитвах вы должны молиться и о самом вашем враге, о его заблудшей душе, о том, чтобы врага вашего Господь наставил на путь истинный. Совершать такую молитву нужно ежедневно и столько дней, сколько понадобится вам для того, чтобы ваша душа смягчилась и вы почувствовали сострадание и любовь к врагу и ощутили в сердце своем что вы искренне бескорыстно и добровольно прощаете врага вашего.

Для смягчения вашего сердца в достижении прощения к врагу вашему можно читать следующие молитвы. К Господу Богу можно обращаться с молитвой «Отче наш», «Молитва Иисусова». К Богородице можно читать молитву «Богородица Дево радуйся» и «Самую краткую молитву к Богородице». Можно читать молитву к Чудотворцу Николаю Угоднику и Святому Сергию Радонежскому, и к своему Ангелу Хранителю. После прочтения каждой вышеуказанной молитвы можно выражать свою просьбу о том, чтобы Высшие светлые силы помогли вам простить вашего врага и возлюбить его всем сердцем и душой, как себя самого. Молитвы эти можно читать как дома перед иконами, так и в храме. И вот когда вы почувствуете в своей душе, что вы освободились от тяжести ненависти к врагу своему и свет прощения озарил вашу душу, вызвал у вас братскую христианскую любовь к вашему врагу, вот тогда вы сумеете не только воздержаться от вреда в адрес врага вашего, но и искренне сделаете ему бескорыстное добро, и окажете ему помощь и содействие.

И не только не вредя врагу вашему, но совершая для него добрые дела, вы будете поступать как настоящий христианин. Ведь истинная христианская любовь может сотворить великие чудеса с человеком, который живет по заповедям Божьим. «Бог есть любовь, и пребывающий в любви пребывает в Боге, и Бог в нем» ( 1Иоан.4:16 ). В этом и состоит истинное понимание заповеди о любви к врагу своему когда человек не только не вредит, но помогает своему врагу, сумев одновременно помочь и себе самому. Эта помощь себе самому выражается прежде всего в том, что человек нашел силы в своей душе для того, чтобы перевоспитать себя, преодолеть в себе ненависть и обиду, и искренне полюбить врага своего всепрощающей и бескорыстной любовью.

Заповедь о любви к врагам

Любите врагов ваших — обязательная для выполнения заповедь Иисуса Христа, дающая право христианам называться детьми Божьими. Легко любить тех, кто тебя любит, можно хорошо относиться к людям, которые рядом, но где найти силы, чтобы возлюбить врагов.

Зачем нужно прощение

В чем суть заповеди Господней, завещавшей творить благие, добрые дела тем, кто тебя ненавидит? Как встать в молитве за тех, кто нанес обиду, украл, оскорбил, убил? Почему Иисус поставил перед христианами эту порой невыполнимую задачу, заповедь о любви к злым, причинившим нам боль, людям?

Можно сто раз доказывать, что это невыполнимое условие, если бы Сам Христос не стал примером любви к тем, которые его распяли, восстановив ценой своей земной жизни и пролитой Крови взаимоотношения человека и Бога. Истерзанный, окровавленный Спаситель, у которого были прибиты гвоздями руки, ноги при последнем издыхании просил Отца о прощении тех, кто над ним издевался.

Чтобы стать детьми Божьими, нужно возлюбить врага, другого пути нет, так пишет Библия (Матф.5:43-45).

В мире стала править ненависть, злоба, пару веков назад великий Ницше считал заповедь Христа об отношении к врагам проявлением трусости и слабости, но жизнь вновь и вновь показывает, что для выживания человечеству надо научиться любить преследователей своих.

Важно! Прощение является неотъемлемой частью любви. Человек, не умеющий отпустить обиду, злобу не сможет найти в себе и частицы любви. Непрощение приносит в жизнь людей одно мучение и страдание.

Оставаясь жертвой несправедливости, атакуемый жаждой мести, пострадавший от врага человек в будущем сам себя разрушает через обилие боли и злобы в сердце. Даже пережив унижение и оскорбление ради спасения самого себя нужно простить, особенно если обидчик придет с прощением и покаянием.

Блудный сын забрал часть своего наследства при живом отце, прогулял родительское нажитое годами богатство, опустился до уровня свиней, имея царское происхождение, после чего получил не только прощение, право называться царским сыном, но и власть. Простить — это не значить игнорировать то, что было совершено, прощение означает, что для любви нет преград для начала новых отношений и новой жизни.

Бремя и долг теряют свою силу при всепрощении. Безусловно, никогда не забудешь смерть ребенка под колесами автомобиля, но при прощении исчезают преграды для общения. Невозможно возлюбить человека, причинившего вам боль, без прощения, примирения.

Как научиться любить врагов своих

Чтобы в сердце появились хоть какие-то отголоски примирения, надо понять, что чувствования обиженного человека и сущность врага порой несоизмеримы. Когда ты понимаешь, что раненое животное обязательно тебя укусит, тогда приходит понимание совершенного злодеяния.

15 лет назад подростка начала избивать группа школьников. Когда мама начала говорить с каждым из них, оказалось, что ни один из мальчишек не получает любви в семье. Один мальчик признался, что его бьют каждый день родители, вот и он решил кому-то сделать больно. Потерпевший подросток очень плакал, слушая рассказ об их жизни, потом подошел к каждому и обнял, понимая, что не всем так повезло, когда мама — твой лучший друг.

В каждом злейшем человеке можно найти частичку добра, пусть очень далеко спрятанную. Ведь мысленно не все мы так идеальны. Порой внутри каждого бушует ненависть, злоба, зависть, только одни умеют изгонять этого зверя, а другие, раненые, идут у него на поводу, страдая и мучаясь при этом.

Не идеален был и апостол Павел, который боролся с человеческими страстями, ибо, как тогда понимать слова о том, понимая, что это доброе, он не делал, но, осознавая зло, творил его (Рим. 7:19).

Когда понимаешь, что даже в самом святом человеке есть крупицы зла, тогда ненависть, рожденная страхом, гордыней, незнанием потихоньку покидает нашу душу, уступая место пониманию, а затем и принятию. Самое трудное при обретении любви к врагу своему найти ответ: «Как я могу не унижать и поражать злодея, зачем мне искать его дружбы, и как это сделать во благо себе?»

В тот момент, когда неприятель открывает свою слабину, не стоит вставлять в его рану копье, нельзя опускаться до его уровня в мщении, злобе и ненависти. Любовь прощения не является сентиментальностью, в данном случае это Агапе — высшее проявление Божьей любви. Господь любит нас не за какие-то качества, а только потому, что мы есть.

Взяв в качестве примера любовь Творца, мы можем научиться любить врагов своих, ибо они любимы Всевышним. Агапе является совсем другим проявлением чувств в отличие от эроса, в этом случае Христос не требует от нас привязанности или симпатии к врагу, а только отношения к нему, как к человеку, которого любит Бог.

Почему я должен любить врага своего

Тьму нельзя изгнать тьмой, для этого нужен свет. Ненависть не победить ненавистью, только любовь обладает силой наполнить миром сердца, освободив из плена злобы и желания мстить.

    Взаимная ненависть рождает войны, мир постепенно опускает в прорву тьмы, человечество стремительно несется к саморазрушению, только Господь может остановить этот хаос.

Примером прощения может стать президент Линкольн, один из шести величайших деятелей мира. Он своего злейшего оппонента, который в злобе и ненависти поливал будущего кандидата в президенты самой черной грязью, пригласил в свою команду. Вступив на пост президента, Линкольн предложил пост военного министра Стэнтону, превратив того из врага в друга. Это и есть искупительная любовь.

Важно! Главной причиной, почему мы должны простить тех, кто причинил душевную или физическую боль, является ответ, данный самим Спасителем. Иисус сказал, что это условие — единственный путь назваться детьми Божьего Отца.

Мы никогда сможем называться детьми Всевышнего, пока не станем просить в молитве и прощении о врагах наших.

Самая сложная заповедь – любовь к врагам. Как это возможно?

Сейчас, когда в мире уже окончательно исчезла лицемерная демонстрация общечеловеческих ценностей и международным правом стало право демонстрации силы, когда единокровные и единоверные братья убивают друг друга на Юго-Востоке Украины, когда насилие, боль и кровь стали привычными явлениями мирового масштаба, тихим шёпотом Бог напоминает нам о своей Любви. Не той любви которая любит свое и своих, а той, которая даёт нам право называться христианами. О любви к врагам…

Многие учения проповедуют любовь к ближнему, но только Православие учит нас о любви к врагам. Если бы пастыри и пасомые всегда помнили о этой заповеди, то история человечества после Рождества Христова сложилась бы иначе. Но еще есть немного времени до нашего индивидуального конца света, что бы что то изменить в нашей личной жизни.

Новый Завет заповедью о любви расходиться с Ветхим, где превентивной мерой против распространения зла, служил закон воздаяния. Поэтому и Спаситель о заповеди любви говорит как о новой. (Ин 13:34-35).

Кто они, наши враги? кого мы можем занести в свою картотеку, под этой рубрикой?

В первую очередь это другие люди, с которыми мы контактируем сейчас, или делали это в прошлом. Живые или уже почившие, кого обидели мы, или кто нас обидел. Призирающие, злословящие, ненавидящие, унижающие нас, а возможно и желующие нам смерти и всяческого зла.

Во вторых это не наши личные враги, а враги идейные, или религиозные. Те кто ненавидит нашу веру, нашего Бога, еретики, безбожники, атеисты и язычники, простые мизантропы, которые ненавидят тебя только по факту твоего присутствия в мире, кто исповедует совершенно иные жизненные ценности и ненавидит нас по умолчанию за то, что мы с ними не солидарны.

Если в отношении личных врагов никогда не было сомнения о том, что их нужно учится любить, то в отношении врагов веры мнения были разные. Были те кто считал что ревность по Боге, не дают нам права любить тех, кто является Его врагом. На этом основании проводились гонения против иноверцев и инославных, на нем же основывались религиозные войны Европы, эта точка зрения служила оправданием рабства, завоеваний и репрессий против коренных жителей Африки, Индии Северной и Юной Америки. Так ли считали святые Отцы?

Когда преподобный Паисий Великий молился Христу о своем ученике, который стал богоборцем, он услышал голос Спасителя: «Паисие, что же ты молишься за того, кто отрекся от меня?» Но Паисий сказал: «Господи, ты Милостивый, прости его». Тогда Господь говорит: «О Паисие, ты уподобился мне любовью».

Спаситель не только молился за своих распинателей, но и запретил апостолам Иоанну и Иакову наказывать небесным огнем самарян сказав им: «Я не пришел губить, а спасать» (Лк 9:54-56)
Преподобный Евагрий Понтийский на вопрос епископа Иоанна Второго Иерусалимского как вести себя по отношению к еретикам отвечал «будь кротким по отношению к заблуждающимся, и твердым по отношению к заблуждению». Преп. Силуан Афонский брату, желающему адских мук еретикам и гонителям Церкви, отвечал что тот не понимает какого он духа. Сам же преподобный молился о них так: «Господи, все мы – создание Твое, пожалей рабов твоих и обрати их на покаяние».

Что значит любить врагов? Ступени:

Вне сомнения по мысли святых отцов истинная, искренняя любовь к врагам это дар Божий. Сам по себе человек, только усилием своей воли, желанием, или внушаем приобрести ее не может. Это не естественное для падшей человеческой природы чувство. Но мы в состоянии делать те поступательные движения, которые могу на нас свести этот Дар.

  • В наших силах, согласно Иоанну Златоусту,- не причинять зла нашим врагам, и не мстить той же мерой, которой нам самим пришлось от них претерпеть. Конечно, это еще нельзя назвать любовью к врагам, но это условие и первоначальные основание о котором нужно помнить. Потому что первая инстинктивная реакция человека – стремление атаковать врага и отомстить ему. Преподобный Исаак Сирин пишет «Пусть тебя гонят, ты не гони; пусть тебя распинают, ты не распинай; пусть тебя обижают, ты не обижай; пусть на тебя клевещут, ты не клевещи…»
  • Следующая значительно более высокая ступень, но так же возможная человеку веры, — не противиться, а проявлять терпение и выдерживать то, что приходится претерпевать. И в быту, и на работе, Бог не редко проводит экзамен на выявление в нас этого христианского качества. Если мы хотим сдать этот тест на отличено, то нужно научится не просто долготерпению, но и суметь не огорчатся и не скорбеть от обид и искушений причиненных нашими врагами. Если христианин всегда готов к тому что бы ему наносили обиды, радуясь при этом и благодаря за них Бога, то можно с уверенностью сказать что он уже достиг этого уровня отношения к врагам. На необходимости прохождения этого этапа говорят многие из наставлений Святых Отцов:
  • Патерик передает слова аввы Зосимы: «Когда мысленно обратишь свой взор к оскорбившему, тебя или причинившему вред, поносившему тебя, или клеветавшего на тебя, или иное другое какое зло сделавшего…должен ты вспоминать о нем как о враче, посланным тебе от Христа».
  • Святой Иоанн Газский пишет: « Если будем праведны, то искушения от врагов послужат нам к преуспеянию, если же грешны то к очищению».
  • Поэтому когда человек добровольно принимает на себя скорби, это говорит о его опытности и преуспеянии. Такой христианин не только не испытывает ненависти, неприязни, отвращения и негодования по отношению к своим врагам, но и желает пострадать более, нежели того хочет причинивший ему обиду.
  • Свидетельством преуспеяния в этой добродетели является также то, что обиженный и уязвленный человек не только не оправдывается и не возмущается, но и не жалуется никому о причиненной ему обиде. Мы все часто замечаем как в подобных случаях нам хочется кому-то рассказать, пожаловаться, на то что с нами несправедливо обошлись, — это обычный инстинкт обиженного человека. Выпросить милостыни жалости к себе, и осуждения своего врага.
  • Все вышесказанное ещё не относиться к добродетели любви к врагам в подлинном смысле этой заповеди, хотя все эти этапы есть необходимые подготовительные условия для приобретения этой добродетели. Любовь это не просто отсутствие враждебности, она гораздо выше. Максим Исповедник пишет: «Не ненавидящий не есть уже любящий». Подлинная любовь начинается из сострадания к врагам, переходит к жалости к ним, и к молитве о том, что бы Бог не наказывал их. Эти чувства рождаются из евангельского устроения души (Будьте милосердны, как и Отец ваш милосерд. Лук: 6:36) и понимания нашего общечеловеческого родства в Адаме и во Христе друг с другом. Никто из нас не желает зла своим кровным родителям, братьям, сестрам или детям. Мир христианина шире. Он видит это родство во Вселенском масштабе, и не желает страдания ни одному из своих всечеловеческих сродников.
  • Все это приводит к тому что истинный последователь Христа желает блага и добра врагам так же, как и друзьям. Преподобный Иоанн Газский отвечая на вопрос мирянина терпящего оскорбления, как следует себя вести, таким советом «Делай ему добро». Исаак Сирин советует: « Докажи множество милосердия своего теми благами, какие воздаешь обидевшим тебя», и замечает, что «великое это дело – скорбеть о людях злых, и благодетельствовать грешным паче праведных». Преподобный Максим говорит что мы оказываемся способными любить только тогда, когда научимся «легко добром, воздавать за зло».
  • От такого расположения у христианина рождается потребность относиться к творящим ему зло ровно так же, как и делающим нам благо. Равно любить и тех и других. Святой Варсануфий Великий пишет: «следует учиться принимать бьющего как греющего, бесчествующего как прославляющего, досаждающего как почитающего, и утесняющего как успокаивающего». Т. е относиться к врагам так же, как и к друзьям.
  • На самом высоком уровне эта любовь достигает умения любить врагов больше чем самого себя.
  • Как мы видим вариативность наших отношений с врагами может колебаться от отказа мстить, до искреннего желания творить им добро более чем кому либо. Присутствие душевного мира и непоколебимого внутреннего спокойствия при нанесении нам обид и оскорблений свидетельствует о преуспеянии в этой заповеди. Главное содержание любви к врагам преподобный Силуан Афонский видит в сострадании.

Поскольку на самом высоком уровне любовь к врагам это дар Божий, то получить его можно только благодаря усиленной молитве. Любовь к врагам не отделима от любви к Богу и от смирения.

По мысли некоторых святых отцов, молящийся за врагов получает также дар молитвы. Для души такая любовь источник мира и богопознания. Если мы можем говорить о возможности установления неких критериев духовного совершенства, то по мысли преподобного Максима Исповедника. любовь к врагам может быть одним из них. Преподобный Силуан Афонский считает что по любви к врагам мы можем судит о нашей любви к Богу.

Конечно, исходя из наших слабостей и немощей, достижение этого высокого идеала совершенной любви к врагам может показаться для современного человека очень сложным. Но если мы возьмем его в качестве необходимого критерия для нашего спасения, то понимание его удаленности от нас, будет вселять в нашу душу смирение, и не даст возможности строить иллюзий по поводу своего, якобы высокого, духовного преуспевания. Если мы будем осознавать свою немощь, то можем надеяться на то что Бог, видя наше смирение, и благое желание, будет давать свою благодать, которая в немощи человеческой совершается.

Прот Игорь Рябко,
проф. Зав каф. Богословия ЗКПУ

Изречения Святых Отцев, высказывания и цитаты священников, монахов, старцев, цитаты из Священного Писания

Высказывания, цитаты Святых Отцев, священников, монахов, старцев как ныне живущих, так и почивших! Цитаты из Святого Писания!

Сама сложная заповедь — Любовь к врагам.

Как это возможно?
Сейчас, когда в мире уже окончательно исчезла лицемерная демонстрация общечеловеческих ценностей и международным правом стало право демонстрации силы, когда единокровные и единоверные братья убивают друг друга на Юго-Востоке Украины, когда насилие, боль и кровь стали привычными явлениями мирового масштаба, тихим шёпотом Бог напоминает нам о своей Любви. Не той любви которая любит свое и своих, а той, которая даёт нам право называться христианами. О любви к врагам…
Многие учения проповедуют любовь к ближнему, но только Православие учит нас о любви к врагам. Если бы пастыри и пасомые всегда помнили о этой заповеди, то история человечества после Рождества Христова сложилась бы иначе. Но еще есть немного времени до нашего индивидуального конца света, что бы что то изменить в нашей личной жизни.
Новый Завет заповедью о любви расходиться с Ветхим, где превентивной мерой против распространения зла, служил закон воздаяния. Поэтому и Спаситель о заповеди любви говорит как о новой. (Ин 13:34-35).
Кто они, наши враги? кого мы можем занести в свою картотеку, под этой рубрикой?
В первую очередь это другие люди, с которыми мы контактируем сейчас, или делали это в прошлом. Живые или уже почившие, кого обидели мы, или кто нас обидел. Призирающие, злословящие, ненавидящие, унижающие нас, а возможно и желующие нам смерти и всяческого зла.
Во вторых это не наши личные враги, а враги идейные, или религиозные. Те кто ненавидит нашу веру, нашего Бога, еретики, безбожники, атеисты и язычники, простые мизантропы, которые ненавидят тебя только по факту твоего присутствия в мире, кто исповедует совершенно иные жизненные ценности и ненавидит нас по умолчанию за то, что мы с ними не солидарны.
Если в отношении личных врагов никогда не было сомнения о том, что их нужно учится любить, то в отношении врагов веры мнения были разные. Были те кто считал что ревность по Боге, не дают нам права любить тех, кто является Его врагом. На этом основании проводились гонения против иноверцев и инославных, на нем же основывались религиозные войны Европы, эта точка зрения служила оправданием рабства, завоеваний и репрессий против коренных жителей Африки, Индии Северной и Юной Америки. Так ли считали святые Отцы?
Когда преподобный Паисий Великий молился Христу о своем ученике, который стал богоборцем, он услышал голос Спасителя: «Паисие, что же ты молишься за того, кто отрекся от меня?» Но Паисий сказал: « Господи, ты Милостивый, прости его». Тогда Господь говорит: «О Паисие, ты уподобился мне любовью».
Спаситель не только молился за своих распинателей, но и запретил апостолам Иоанну и Иакову наказывать небесным огнем самарян сказав им: «Я не пришел губить, а спасать» (Лк 9:54-56)
Преподобный Евагрий Понтийский на вопрос епископа Иоанна Второго Иерусалимского как вести себя по отношению к еретикам отвечал «будь кротким по отношению к заблуждающимся, и твердым по отношению к заблуждению». Преп. Силуан Афонский брату, желающему адских мук еретикам и гонителям Церкви, отвечал что тот не понимает какого он духа. Сам же преподобный молился о них так: « Господи, все мы – создание Твое, пожалей рабов твоих и обрати их на покаяние».
Что значит любить врагов? Ступени:
Вне сомнения по мысли святых отцов истинная, искренняя любовь к врагам это дар Божий. Сам по себе человек, только усилием своей воли, желанием, или внушаем приобрести ее не может. Это не естественное для падшей человеческой природы чувство. Но мы в состоянии делать те поступательные движения, которые могу на нас свести этот Дар.
• В наших силах, согласно Иоанну Златоусту,- не причинять зла нашим врагам, и не мстить той же мерой, которой нам самим пришлось от них претерпеть. Конечно, это еще нельзя назвать любовью к врагам, но это условие и первоначальные основание о котором нужно помнить. Потому что первая инстинктивная реакция человека – стремление атаковать врага и отомстить ему. Преподобный Исаак Сирин пишет «Пусть тебя гонят, ты не гони; пусть тебя распинают, ты не распинай; пусть тебя обижают, ты не обижай; пусть на тебя клевещут, ты не клевещи…»
• Следующая значительно более высокая ступень, но так же возможная человеку веры, — не противиться, а проявлять терпение и выдерживать то, что приходится претерпевать. И в быту, и на работе, Бог не редко проводит экзамен на выявление в нас этого христианского качества. Если мы хотим сдать этот тест на отличено, то нужно научится не просто долготерпению, но и суметь не огорчатся и не скорбеть от обид и искушений причиненных нашими врагами. Если христианин всегда готов к тому что бы ему наносили обиды, радуясь при этом и благодаря за них Бога, то можно с уверенностью сказать что он уже достиг этого уровня отношения к врагам. На необходимости прохождения этого этапа говорят многие из наставлений Святых Отцов:
Патерик передает слова аввы Зосимы: «Когда мысленно обратишь свой взор к оскорбившему, тебя или причинившему вред, поносившему тебя, или клеветавшего на тебя, или иное другое какое зло сделавшего…должен ты вспоминать о нем как о враче, посланным тебе от Христа».
Святой Иоанн Газский пишет: « Если будем праведны, то искушения от врагов послужат нам к преуспеянию, если же грешны то к очищению».
• Поэтому когда человек добровольно принимает на себя скорби, это говорит о его опытности и преуспеянии. Такой христианин не только не испытывает ненависти, неприязни, отвращения и негодования по отношению к своим врагам, но и желает пострадать более, нежели того хочет причинивший ему обиду.
Свидетельством преуспеяния в этой добродетели является также то, что обиженный и уязвленный человек не только не оправдывается и не возмущается, но и не жалуется никому о причиненной ему обиде. Мы все часто замечаем как в подобных случаях нам хочется кому-то рассказать, пожаловаться, на то что с нами несправедливо обошлись, — это обычный инстинкт обиженного человека. Выпросить милостыни жалости к себе, и осуждения своего врага.
• Все вышесказанное ещё не относиться к добродетели любви к врагам в подлинном смысле этой заповеди, хотя все эти этапы есть необходимые подготовительные условия для приобретения этой добродетели. Любовь это не просто отсутствие враждебности, она гораздо выше. Максим Исповедник пишет: «Не ненавидящий не есть уже любящий». Подлинная любовь начинается из сострадания к врагам, переходит к жалости к ним, и к молитве о том, что бы Бог не наказывал их. Эти чувства рождаются из евангельского устроения души (Будьте милосердны, как и Отец ваш милосерд. Лук: 6:36) и понимания нашего общечеловеческого родства в Адаме и во Христе друг с другом. Никто из нас не желает зла своим кровным родителям, братьям, сестрам или детям. Мир христианина шире. Он видит это родство во Вселенском масштабе, и не желает страдания ни одному из своих всечеловеческих сродников.
• Все это приводит к тому что истинный последователь Христа желает блага и добра врагам так же, как и друзьям. Преподобный Иоанн Газский отвечая на вопрос мирянина терпящего оскорбления, как следует себя вести, таким советом «Делай ему добро». Исаак Сирин советует: « Докажи множество милосердия своего теми благами, какие воздаешь обидевшим тебя», и замечает, что «великое это дело – скорбеть о людях злых, и благодетельствовать грешным паче праведных». Преподобный Максим говорит что мы оказываемся способными любить только тогда, когда научимся «легко добром, воздавать за зло».
• От такого расположения у христианина рождается потребность относиться к творящим ему зло ровно так же, как и делающим нам благо. Равно любить и тех и других. Святой Варсануфий Великий пишет: «следует учиться принимать бьющего как греющего, бесчествующего как прославляющего, досаждающего как почитающего, и утесняющего как успокаивающего». Т. е относиться к врагам так же, как и к друзьям.
• На самом высоком уровне эта любовь достигает умения любить врагов больше чем самого себя.
Как мы видим вариативность наших отношений с врагами может колебаться от отказа мстить, до искреннего желания творить им добро более чем кому либо. Присутствие душевного мира и непоколебимого внутреннего спокойствия при нанесении нам обид и оскорблений свидетельствует о преуспеянии в этой заповеди. Главное содержание любви к врагам преподобный Силуан Афонский видит в сострадании.
Поскольку на самом высоком уровне любовь к врагам это дар Божий, то получить его можно только благодаря усиленной молитве. Любовь к врагам не отделима от любви к Богу и от смирения.
По мысли некоторых святых отцов, молящийся за врагов получает также дар молитвы. Для души такая любовь источник мира и богопознания. Если мы можем говорить о возможности установления неких критериев духовного совершенства, то по мысли преподобного Максима Исповедника. любовь к врагам может быть одним из них. Преподобный Силуан Афонский считает что по любви к врагам мы можем судит о нашей любви к Богу.
Конечно, исходя из наших слабостей и немощей, достижение этого высокого идеала совершенной любви к врагам может показаться для современного человека очень сложным. Но если мы возьмем его в качестве необходимого критерия для нашего спасения, то понимание его удаленности от нас, будет вселять в нашу душу смирение, и не даст возможности строить иллюзий по поводу своего, якобы высокого, духовного преуспевания. Если мы будем осознавать свою немощь, то можем надеяться на то что Бог, видя наше смирение, и благое желание, будет давать свою благодать, которая в немощи человеческой совершается.

“Ненавидь врагов Божиих”, – история о том, как переврали одну важную цитату

Эту фразу мне приходилось читать и слышать довольно часто, и каждый раз в душе возникало какое-то смутное противление услышанному. Разве может Церковь устами святого объявлять о том, что в мире, оказывается, есть категория людей, которых можно и даже нужно ненавидеть? Но со святителем не поспоришь… А согласиться с этой репликой тоже не получалось, потому что она прямо противоречит Евангелию. Чтобы разрешить это недоумение, я нашел полный текст документа, из которого взята фраза святителя Филарета о ненависти к врагам Божиим. И все тут же встало на свои места: оказалось, что святой никогда не говорил ничего подобного, а приписываемая ему в многочисленных цитатах фраза просто переврана самым банальным образом. Вот слова святителя Филарета: «Гнушайтесь убо врагами Божиими, поражайте врагов отечества, любите враги ваша. Аминь».

Нетрудно заметить, что слова «ненависть» здесь нет, а под словом «гнушайтесь» предполагается лишь призыв не участвовать в злых делах врагов Божиих, отвращаться от их идей. Конечно, при желании эту фразу и в неискаженном ее виде можно «подтянуть» под значение — «ненавидьте врагов Божиих». И оспаривать такую трактовку придется столь же долго, сколь и безуспешно (как, впрочем, и любой другой тезис, построенный на одном лишь субъективном мнении). Поэтому я не буду заниматься этим малопродуктивным делом, а просто предлагаю рассмотреть слова святителя Филарета в общем контексте документа, из которого они были взяты. Вот он, с небольшими сокращениями.

Слово святителя Филарета Московского в неделю 19-ю по Пятдесятнице

Любите враги ваша и благотворите (Лк 6 :35)

…Удерживать мстительный удар, но не простирать руки для помощи, проливать с языка сладкую лесть и носить желчь во внутренности сердца не значит любить врагов. Любовь есть живое и деятельное участие в благосостоянии другого. Итак, если враг твой голоден, накорми его; если жаждет, напой его (Рим 12 :20). Вот образ истинной любви! Не называйте себя напрасно — готовыми к услугам вашего соперника, — будьте такими в самом деле. Говорите к нему сердцем и подтверждайте ваши уверения делами. Вкрадывайтесь нечувствительно в душу его, употребите сию благочестивую хитрость, дабы отнять у него желание делать зло, дабы возвратить невинность и спокойствие сердцу возмущенному злобою. Любите враги ваша и благотворите!

Но как можно любить тех, в которых мы ничего не видим, кроме коварства и злобы? Конечно, мы не можем любить зла, да и кто сего требует? Чувствуйте все омерзение к порокам, какое они заслуживают, — этого не запрещают, но еще требуют; только не смешивайте их с самими людьми, в которых замечаете их: отделив оные, вы еще найдете в них то, что достойно любви вашей. Сколько бы ни казалось неестественным любить врага — разве менее противно природе ненавидеть человека?

…Какое жалкое состояние — платить ненавистию за ненависть, обидою за обиду! Чтo если враг сильнее тебя. К чему тогда послужит твоя любомстительность? Разве к ускорению твоей погибели? И при равных силах чего ожидать, если не взаимного падения и бедствия? Наконец, хотя бы он был и не в состоянии противостоять тебе — разве менее страшны тайные ковы, нежели открытое нападение? А терзающие заботы, а ухищрения, а замыслы, а предприятия, обращающиеся на собственный вред, а мучительные мысли даже о невозможной удаче своей, и еще мучительнейшие — о удаче противника, и наконец самые удачи, сопровождаемые самыми великими угрызениями совести, а иногда всеобщим презрением? Ах, сколько терзаний для сердца ненавидящего — оно есть ад на земле, пламя геенское!

Что же остается нам для отвращения сих самопроизвольных мучений? Предаться Богу и ответствовать на ненависть любовью, на коварство простотою, на злоумышления доброжелательством, на укоризны полезными советами, на обиды благотворениями, на проклятие молитвами. Вот истинные оружия против врага! Делая это, по выражению великого Апостола, …ты собираешь на его голову горящие угли (Рим 12 :20). Сколько бы он ни был жесток и окаменен — твоя кротость поразит нечувствительное сердце, заставит раскаяться в нанесенных тебе оскорблениях. Она обращает гнев его на него самого — стыд сжигает его. Таким образом любовь ко врагу не только служит средством к твоему спокойствию, но и сильным для него наставлением; ты вступаешь тогда в некоторый род апостольства и делаешься оружием его обращения к добродетели!

…Почто же мы теряем из виду столь великое преимущество, которое можем иметь над нашими врагами? Мы смотрим в увеличительное стекло на малейшие невыгоды, от них претерпеваемые. Не требует ли благоразумие взирать на все с той стороны, которая нам более полезна, а менее огорчительна? Злословят? Благодарите нескромного врага вашего: вы узнаете способ исправить погрешности, которых лучшие друзья вам бы не показали. Бесчестят, лишают доброго имени? Будьте спокойны; какой вред для солнца, если какой безумец скажет, что оно мрачно? Так, если неблагонамеренные находят в вашей добродетели пятна, которых она не имеет, это их, а не ваше бесчестие. Лишают имения? Нет нужды, если не считали его собственным, но если и иначе думали, то имеете случай узнать истину. Лишают детей, друзей? Сохраните добродетель, и вы соединитесь в вечности; иначе вы и сами для себя потеряны. Угнетают, гонят? Господня земля, и исполнение ея (Пс 23 :1). Гонения человеческие только приближают к царству Божию. Блажени изгнани правды ради, яко тех есть царство небесное (Мф 5 :10). Угрожают смертию? Не бойтесь! Жизнь и смерть в одной руке; а кто живет Христу, для того смерть есть приобретение (Флп 1 : 21).

Если эти размышления не убеждают вас взирать на врагов ваших без смятения и гнева, взгляните на Голгофу, где небесная премудрость от невежества, невинность от адского преступления, Творец от твари, Господь Спаситель от врагов погибших страждет и умирает. Гнушайтесь убо врагами Божиими, поражайте врагов отечества, любите враги ваша. Аминь.

Т рудно что-либо добавить к сказанному. Да, можно ненавидеть тех, кого ты определил в категорию врагов Божиих. Да, можно пытаться как-то благочестиво оправдать эту свою ненависть. Все это — дело личной нравственной свободы и христианской совести каждого из нас. Но нельзя строить такое самооправдание на авторитете святого человека, никогда не разделявшего подобных убеждений.
Христос молился о прощении Своих распинателей, это известно всем. Но были ли они только Его личными врагами, или также еще и врагами Божиими? Если исповедать во Христе воплотившегося Бога, то ответ будет вполне однозначным.
И наоборот: может ли враг Божий не испытывать враждебных чувств к людям, поклоняющимся этому Богу? Думаю, вряд ли такое возможно. Враги Христовы во все времена были «по совместительству» еще и личными врагами христиан. Развести эти две категории врагов по принципу: «одних — люблю, других — ненавижу» никак не получится, сколь бы горячо мы этого ни желали. Поэтому и призыв святителя Филарета — гнушаться врагами Божиими — вовсе не означает, будто заповедь о любви к ближнему на них не распространяется. Можно ведь с любовью относиться к самому человеку, гнушаясь его идеями и делами.
А если уж до конца быть честными и последовательными, то каждому из нас неизбежно придется признать, что и любой наш грех — тоже вражда на Бога. И остается нам одно-единственное утешение на всех: не за праведников, а за нас, грешных и враждующих на Бога, Христос принял Крестную смерть, как об этом и говорит Писание: будучи врагами, мы примирились с Богом смертью Сына Его (Рим 5:10).

Заповедь о любви к врагам

Проповедь о любви к врагам

Как полюбить врагов?
Во имя Отца, и Сына, и Святаго Духа.
« Просящему у тебя дай и от хотящего занять у тебя не отвращайся. Вы слышали, что сказано: «Люби ближнего твоего и ненавидь врага твоего»? А Я говорю вам – любите врагов ваших, благословляйте проклинающих вас, благотворите ненавидящим вас и молитесь за обижающих вас и гонящих вас. Да будете сынами Отца вашего небесного, ибо Он повелевает солнцу Своему восходить над злыми и добрыми, и посылает дождь на праведных и неправедных. Ибо, если вы будете любить любящих вас, какая вам награда? Не тоже ли делают и мытари? И, если вы приветствуете только братьев ваших, что особенного делаете? Не так же ли поступают и язычники? Итак, будьте совершенны, как совершенен Отец ваш небесный».

Читая этот отрывок, в глаза бросается некое несоответствие текста Евангельского Священному Писанию Ветхого Завета, на которое, казалось бы, ссылается Иисус Христос: «Вы слышали, что сказано: «Люби ближнего твоего и ненавидь врага твоего»?» Иисус Христос так сказал. И у нас может сложиться впечатление, что Господь действительно в Ветхом Завете давал заповедь Израилю ненавидеть своих врагов, но это не верно. Если открыть Ветхий Завет книгу Левит 19 главу 18 стих, на который ссылается Господь в этом месте Евангелия, то мы здесь читаем: «Не мсти и не имей злобы на сынов народа своего, но люби ближнего твоего, как самого себя». «Не мсти и не имей злобы» — Ветхий завет тоже предписывает относиться к врагам без злобы.

Еще нет заповеди о любви к врагам, но в Ветхом Завете говорится – «Не мсти». А почему же Христос говорит: «Сказано: «Ненавидь врага твоего»? Да, потому, что со времени написания книги Левит и до времени пришествия на землю Иисуса Христа прошло более тысячи лет и, конечно же, за это время учителя народа Израилева – раввины – снабдили текст Священного Писания (Тору), множеством различных комментариев, пояснений, и, зачастую, из их уст заповеди Божьи звучали не совсем так, как они выглядели изначально в самом тексте Ветхого Завета. Именно поэтому Христос говорит: «Вы слышали, что сказано: «Люби ближнего твоего и ненавидь врага твоего»?» — не цитируя напрямую Ветхий Завет книгу Левит, в которой говорится: «Люби ближнего твоего и не мсти врагу твоему», а говорит эту заповедь так, как она была на слуху у народа Израилева, говорит ее так, как ее воспринимали люди.
Вот, сегодня у нас тоже есть масса примеров таких человеческих вставок, привнесений в текст Евангелия, в Слово Господа. Например, мы знаем, что в Библии есть такие слова:

«Не упивайтесь вином, в нем же есть распутство» — человеческая мысль это восприняла, обработала по-своему и в такой форме выдала: «Пейте, но не упивайтесь». А там нет слова «пейте», там сказано: « Не упивайтесь вином, в нем же есть распутство». Вот, также и здесь: «Не мсти врагу и люби ближнего», а получилось: «Люби ближнего и ненавидь врага». Хотя слово «ненавидеть» в Евангельском контексте имеет несколько иное значение, чем в современной речи. Например, в том месте, где говориться о ненависти к родителям – говориться не о злобе и вражде к ним, а говорится просто о том, что не нужно обращать внимания на то, что они запрещают верить в Бога и ходить в церковь.

Итак, в народе Израилевом заповедь «Не мсти врагам» постепенно превратилась в «ненавидь врагов». И сегодня заповедь Христова о любви к врагам тоже истолковывается по разному, можно услышать: «Люби врагов своих, гнушайся врагами церкви, уничтожай врагов Родины», ну, или что-нибудь в таком роде. Слишком тяжело, слишком сложно, невместимо для нашего ограниченного ума Евангельское учение о любви к врагам. И поэтому во все века человеческая мысль пытается как-то подправить Евангелие, снабдить его какими-то комментариями, чтобы было как-то легче воспринять то, что говорит Христос.

Понятно, что любовь к врагам — это очень трудная добродетель, своими силами исполнить ее вряд ли возможно. Где же нам с вами найти источник этой любви к врагам? В литературе есть масса рецептов, от предложения помедитировать на тему, как Христу было тяжко страдать и как мы будем гореть в аду, если не простим, до рекомендации переделать молитву «Отче наш», заменив слова «прости нам долги» на «не прощай нам доги, пока мы не простим». Это все очень помогает для понимания самой проблемы и для подавления злобы (но не для избавления от нее), уже после того как все произошло. Но когда возникает опять прецедент, почему-то все это понимание уходит в сторону, а наружу из нас вылезают наши страсти и негативные эмоции.

Завершая речь о любви к врагам, Господь говорит: «Будьте совершенны, как совершенен Отец ваш небесный». Я думаю, что не случайно Господь соединяет вместе две заповеди – заповедь о любви к врагам и заповедь о совершенстве – здесь надо искать ответ и подумать, а может ли человек стать совершенным, как Бог, может ли вообще, когда-нибудь?

Может! На самом деле – может! Во Христе! В этом есть цель Боговоплощения! Христос – это первый совершенный человек!. Христос – Новый Адам, и Христос еще называется Первенцем из умерших. И мы, когда соединяемся со Христом, когда мы причащаемся, приобщаемся Христу, через причастие, происходит обожение человеческой природы. Это происходит не сразу, но кто ведет внимательную жизнь, всегда замечает, как многие наши внутренние проблемы разрешаются после того, как мы поняли, что ничего сделать не можем с смиренно прибегли к Богу в молитве и таинствах Покаяния и Причастия.

Пока мы сами тужились, пытались сами из себя выдавить прощение и любовь– ничего не получалось, потому что источник этого заключается в Боге и Он дает нам вот это совершенство через Церковь, через Причастие. А в нас самих такой любви нет и быть не может в принципе, потому что человеку, ветхому человеку, поврежденному грехопадением, это не свойственно. Человеку несвойственно быть совершенным и человеку не свойственно любить врагов. Можно врага пожалеть, — не добить, но полюбить его – это не свойственно человеку, это свойственно только Богу.

Поэтому, если у нас вражда с кем-то, то мы можем, конечно, прикладывать различные усилия воли, внушать, и уговаривать себя, запугивать Страшным Судом, и чем угодно, но, все таки, основное что мы можем сделать это прибегнуть к Богу через Покаяние и Причастие. Если мы это будем делать осознанно, с рассуждением, то через Причастие Дух Божий входит в наше сердце, благодать Божья входит в наше сердце, и этой благодатью Божьей мы начинаем любить врагов.

Мне вспоминается история из книги преподобного Силуана Афонского, когда пришел к нему человек, старец говорил о любви к врагам, и этот человек спрашивает: «Отче, ну, понятно, своих врагов нужно любить, а как же можно полюбить врагов Церкви? Врагов Божиих как можно полюбить?» А старец говорит ему: «Бедная твоя душа – она не познала Духа Божьего. Если бы был в тебе Дух Святой, тогда бы ты понял, что любить нужно всех, в том числе и врагов Церкви».

А нам наш падший человеческий разум говорит: «Ну да, конечно, любить надо врагов, но не всех, а некоторых, кого я посчитаю нужным». Подобно как Христу был задан вопрос «А кто мой ближний?», так и мы спрашиваем – «А кто мой враг?». Легко рассуждать о любви к человечеству, но тяжело полюбить конкретного человека, того, кто находится рядом с тобой. Того кто меня в данный момент, в данную секунду раздражает, обижает, кто мне просто не нравиться! Вот, ребенок мешает проповедь слушать, раздражает меня это, значит, вот это и есть тот мой враг, которого я сегодня и здесь, благодаря Богу, могу полюбить. Бабушка пришла, кулечком на панихидном столе шерудит, мешает мне молиться во время Евхаристии, например, а мы на нее сердимся: «Вот, она не понимает службы, не понимает она какой сейчас момент важный!» Так полюби ее! А как это сделать? Только благодатью Божьей! Только благодатью Христовой, только пребывая в Духе Святом, который дается нам в Церкви через Покаяние и Причастие. Аминь.

Митрополит Иларион: Заповедь о любви к врагам непосредственно относится к каждому из нас

13 октября 2019 года, в Неделю 17-ю по Пятидесятнице, председатель Отдела внешних церковных связей Московского Патриархата митрополит Волоколамский Иларион совершил Божественную литургию в московском храме в честь иконы Божией Матери «Всех скорбящих Радость» на Большой Ордынке. Архипастырю сослужили клирик подворья Русской Православной Церкви в Токио (Япония) иеромонах Николай (Оно), клирики храма.

После сугубой ектении митрополит Иларион вознес молитву о мире на Украине.

По окончании богослужения владыка Иларион обратился к присутствующим с архипастырским словом:

«Во имя Отца и Сына и Святого Духа!

Дорогие братья и сестры!

Сегодня в чтении из Евангелия от Луки мы слышали слова Господа Иисуса Христа, обращенные к ученикам и всем Его последователям: «Любите врагов ваших, благотворите ненавидящим вас, благословляйте проклинающих вас и молитесь за обижающих вас» (Лк. 6. 27-28). Такие же слова Господь произнес и в Нагорной проповеди, когда беседовал со Своими учениками, о чем рассказывается в Евангелии от Матфея. Это означает, что Христос не однажды возвращался к заповеди о любви к врагам и не раз увещевал Своих учеников и последователей, чтобы они учились одной из высших форм проявления христианской любви.

Заповедуя любить врагов, Христос далее говорит: «Если взаймы даёте тем, от которых надеетесь получить обратно, какая вам за то благодарность? ибо и грешники дают взаймы грешникам, чтобы получить обратно столько же» (Лк. 6. 34). Мы видим, что Господь призывает жить по другому нравственному закону: добро, которое мы совершаем, не должно быть только ответным, и благодеяния, оказанные ближним, не должны быть рассчитаны на компенсацию.

Господь призывает нас любить врагов, но о каких врагах здесь идет речь? В течение веков не утихали споры о том, в каком контексте звучат эти евангельские слова, ибо люди пытались понять, как же можно «любить врагов»? А если вдруг на наше Отечество нападёт враг, как это было, например, в 1941 году, в чем тогда заключается задача христианина? Все отдать врагу или же противостать ему? А если враг рода человеческого через отдельных людей нападает на Церковь Христову? Неужели христианин призван всегда терпеть и не реагировать на оскорбления, хулу и ложь, которая распространяется по отношению к Церкви? Или же христианин должен отвечать на все это?

В XIX веке святитель Филарет Московский, который отличался особой мудростью и особой начитанностью, замечательно знал не только Священное Писание, но и толкования святых отцов на Священное Писание, сказал: «Любите врагов ваших, сокрушайте врагов Отечества, гнушайтесь врагами Божиими». В этой короткой формуле святитель разъяснил, как мы должны понимать заповедь Господа Иисуса о любви к врагам.

«Любите врагов ваших» – эти слова непосредственно относятся к каждому из нас. У каждого из нас есть недоброжелатели, враги, есть те, которые нас осуждают и те, которые на нас клевещут. И если мы поддадимся чувству обиды или ненависти к этим людям, тогда мы нарушим заповедь Божию о любви.

Но если на наше Отечество нападает враг, то нравственный долг каждого из нас противостоять этому врагу. И если враг нападает на Церковь Христову, то каждый христианин должен противостать этому нападению и защитить Церковь. Вовсе не обязательно это делать публично, путем взаимных нападок на людей, критикующих Церковь. Но надо отражать атаки и защищать святую Церковь, ибо Церковь – наша мать. Она дает нам жизнь вечную, она питает нас небесным хлебом – Телом и Кровью Христа.

Церковь, созданная Самим Господом Иисусом Христом, – не от мира, но она находится в мире. И поэтому дьявол, который противостоит всякому добру, который не желает спасения людей, пытаясь совратить их на путь погибели, не дремлет и всегда находит способы напасть на Церковь, дабы отвратить от нее людей.

Сегодня зачастую мы становимся свидетелями публичной клеветы на Церковь Христову, когда в СМИ, а особенно в социальных сетях, распространяется негативная информация о Церкви. Люди старшего поколения, к счастью, не пользуются этими средствами коммуникации, и поэтому защищены от их пагубного воздействия. Но молодежь использует современные информационные источники, через которые, к сожалению, очень часто с наибольшей силой распространяется клевета на Церковь, подрывая в людях веру и способствуя их уходу в секты. Ведь в душе человека, в том числе молодого, существует религиозная потребность, но получая ложную информацию о Церкви, молодые люди начинают искать различные альтернативы и в результате оказываются жертвами сект. В нашем святом храме мы можем видеть людей, которые вернулись из сект, желая воссоединиться с Церковью. Но сколько молодых людей не возвращается в храм, становясь жертвами обмана, жертвами сектантов и всяких лжеучений.

Мы должны помнить, что Господь основал нашу Церковь здесь, на земле, где добро борется со злом. Добро никогда не может не встречать сопротивление со стороны зла, потому что Бог действует в мире, но и дьявол никогда не дремлет. Тем не менее, из Священного Писания и всего многовекового опыта Церкви мы знаем, что добро всегда побеждает зло, что окончательная победа всегда за правдой, а не за ложью. И даже если кому-то кажется, что сейчас мы терпим поражение, как, наверное, показалось ученикам Господа Иисуса Христа, когда они увидели своего Учителя распятым на кресте и наверняка подумали, что на этом закончилась вся история их отношений к этим Человеком и ничего им не остается больше, как снова вернуться к своему рыболовному ремеслу, и тогда Господь это видимое поражение обратил в величайшую победу добра над злом, – так же и наше всякое видимое поражение будет обращено в победу, если мы будем твердо верить в Господа Иисуса Христа и исполнять Его заповеди.

Заповедь о любви к врагам относится, прежде всего, к нашим личным врагам и недоброжелателям. Мы не должны в своем сердце вынашивать ненависть, злобу или чувство обиды, или желание отомстить. Но если мы слышим, что клевещут или нападают на нашу Церковь, мы должны дать достойный ответ. Господь нас за это не осудит, ибо вся история Церкви показывает, что именно так на дьявольские нападки отвечали – устно или письменно – святые отцы. До сих пор мы читаем творения святых отцов, которые, каждый в свою эпоху, защищали Церковь и веру христианскую.

Будем просить Господа Иисуса Христа, чтобы Он даровал нам твердую веру и способность исполнять Его заповеди. Заповеди Божии трудны для исполнения, но их возможно исполнить, если мы будем надеяться не на свои силы, а на помощь Господа, если будем верны святой Церкви, защищая ее от всех возможных нападок, всякой клеветы и лжи. И да поможет нам Господь на нашем пути, по которому в Царство Небесное ведет нас святая Церковь. Аминь.

Заповедь о любви к врагам

Как полюбить врагов? О заповеди любви к врагам

Можно ли полюбить врагов – злых, ненавидящих, беспощадных, жестоко убивающих мирных, ни в чем не повинных людей, женщин, детей, стариков? Какое сердце способно полюбить кровавых убийц, палачей, террористов, преступников? Возможно ли такое вообще?

Но Христос учит: «Любите врагов ваших, благословляйте проклинающих вас, благотворите ненавидящим вас, и молитесь за обижающих вас и гонящих вас» (Мф.5:43-45).

Вероятно, всё-таки НЕ ЧУВСТВ любви к врагам ждет от нас Христос, а способности не отвечать злом на зло, агрессией – на агрессию, ненавистью – на ненависть. Напротив, Он заповедует нам проявлять добро и милосердие ко всем, в том числе и к врагам.

Для Бога, очевидно, важнее, чтобы изменилось сердце наше, исправилась душа (которой предстоит жить в вечности); чтобы она разучилась ненавидеть, но научилась любить. В любви – смысл, ибо Любовь – это Бог.

Любящая душа важнее для Бога, чем все наши земные страдания. Ибо только Любовь дает нам жизнь вечную. Очевидно поэтому нам сказаны и такие слова : «Не бойтесь убивающих тело, души же не могущих убить; а бойтесь того, кто может и душу и тело погубить в геенне.»(Мф.10:28)

Как учат святые Отцы, душа после смерти останется с теми чувствами, которые приобрела при жизни. Если она жила в страхе и ненависти, то так и в вечной жизни будет страдать от страха, корчиться от ненависти. А если научилась любить – значит, и в вечности будет пребывать в любви .

Поэтому, думаю, что заповедь любви к врагам призывает нас научиться, в первую очередь, НЕ ненавидеть кого бы то ни было, даже убийц и палачей, НЕ причинять ответного зла им, но научиться, жалеть их, прощать. Во-вторых, уметь проявлять даже к врагам, когда они в беде, сострадание и милосердие. Прощение, сострадание, милосердие – это и есть предшественники святой Любви, той Любви, которой любят святые, которой любит Бог.

Источник: tyhomir

Заповедь о любви к врагам

«А Я говорю вам: любите врагов ваших, благословляйте проклинающих вас, благотворите ненавидящим вас и молитесь за обижающих вас и гонящих вас, да будете сынами Отца вашего Небесного, ибо Он повелевает солнцу Своему восходить над злыми и добрыми и посылает дождь на праведных и неправедных» (Мф. 5:44-45).

«Иисус же говорил: Отче! прости им, ибо не знают, что делают» (Лк. 23:34).

«Злословят нас, мы благословляем; гонят нас, мы терпим; хулят нас, мы молим; мы как сор для мира, как прах, всеми попираемый доныне» (1 Кор 4:12-13).

Заповедь любви к врагам не простое добавочное изречение или правило морали, но пробный камень тому, кто носит высокое имя христианина.

Любить врагов — это признак истинного христианства.

Любить врагов, благословлять их — это вершина христианской любви. Эта цель, к которой необходимо стремиться.

Евангельская заповедь о любви к врагам и образ Христа, прощающего распинавших Его людей, — высочайшие и непревзойденные идеалы незлобия. Воскресший из мертвых Сын Божий не разыскивает Своих недавних врагов, чтобы покарать их, а являет Себя ученикам и беседует с ними о Царствии Божием.

Любовь к врагам необходима для жизни настоящей и для жизни будущей, ведь и сама настоящая жизнь дана нам для приготовления к жизни будущей.

Любовь к врагам естественна для христианства, и мы все должны стремиться стяжать ее.

«Любите врагов ваших». Если бы все люди земли восприняли это новое учение, то давно уже не было бы ни врагов, ни победителей, ни побежденных.

Высока добродетель — любовь к врагам! Велик подвиг души христианской, прощающей ближнему обиду себе, воздающей ему добром за сделанное зло, вместо ненависти к нему, сердечно любящей его, молящейся за него Богу! Но велика и награда за такой подвиг на небе и еще здесь, на земле.

Нет в мире ничего достойнее удивления, как любовь к врагам (Блаженный Августин).

Врагов надо почитать великими благодетелями и молиться за них еще более, нежели за благодетелей, потому что благодетели, делая нам временное добро, себе еще более делают добра, уготовляя вечную награду себе от Господа; а враги, может быть утратою своего вечного спасения, соделывают наше вечное спасение, гонениями своими как бы насильно гоня и толкая нас в Царство Небесное при опасности самим упасть в ад. Как же не благодарить их, как же не молиться, чтобы и их Господь сохранил и помиловал? (схимонах Зосима)

Любящий врага своего претворяет в тишину волнующееся море, ибо муж гневливый назван морем, возмущенным ветрами (Иоанн Златоуст).

Настоящая христианская любовь проверяется отношением к недругам (Феофан Затворник).

Плач о гибели врагов есть явный признак любви к врагам.

Ничто так не трогает людей, как то, когда им отвечают добром за их недобрые дела.

Люби врагов твоих, как друзей, — и ты станешь другом Богу. Люби людей, чуждых тебе, — и ты станешь близок Богу.

Люби людей, к которым ты не расположен; прими их в сердце свое — и ты будешь принят Богом.

Все снова и снова обнимай мысленно с любовью того, кого ты за его нрав и поведение трудно переносишь, — и Бог в Свою очередь обнимет тебя.

Любить доброго человека можно и обыкновенной мирской любовью, но для того, чтобы любить врага, надо иметь любовь свыше — «любовь Христову».

До тех пор пока я не увижу того, чтобы соблюдалось важнейшее правило Христа — любовь к врагам, — до тех пор я не поверю в то, что те, кто называют себя христианами, действительно христиане.

Если у тебя есть враг и ты сумеешь им воспользоваться так, чтобы научиться на нем любить врагов, так то самое, что ты считаешь злом, сделается для тебя великим благом.

Хотите ли избежать врагов? Любите вашего врага. Такова сила любви (Блаженный Августин).

Не знай ни одного врага в мире, хотя бы он не дал тебе ни одно друга.

Александра Македонского спросили, что способствовало успеху его завоеваний. Он ответил: «Я обращал еще недавних врагов в близких друзей и сотрудников. Я поступал с ними так миролюбиво, искренно и сердечно, что они привязывались ко мне».

Благородные души любят будущего друга в настоящем враге (Лафатер).

Любовь к врагу есть вернейшее средство сделать его другом.

Друг твой столько любит тебя, что не видит всех твоих недостатков. Но стань перед лицом врага твоего, и никто подробнее его не опишет тебе слабостей твоих; он зорко на них смотрит, не упуская ни одного проступка, и говорит о них, не уменьшая их виновности. Итак, слушай врага твоего спокойно, внимательно, — и тогда к скольким победам над злом приведет тебя враг твой.

Враг твой — врач твой.

Подобно тому как многие яды, хотя и вредны сами по себе, однако ж излечивают от болезни, так и враги наши, как бы ни были злы сами по себе, производят, однако ж, спасительные действия по отношению к нашим болезням духовным.

Самое чувство чести должно бы побуждать нас к исполнению Христовой заповеди любви к врагам — прощения им обид и делания им добра (Мф. 5:44).

Давид большую одержал победу, пощадив Саула, нежели тогда, когда низложил Голиафа (Иоанн Златоуст).

Молиться надо и за врагов: они большею частью сами не ведают, что творят; да они даже благодетели наши: нападками своими укрепляют нас в добродетели, смиряют дух наш на земле, а на небе готовят нам венцы.

Никакая другая заповедь Иисуса Христа не нарушается так часто, как заповедь о любви к нашим врагам, хотя эта заповедь и содержит в себе столько прекрасного и выполнение ее несет с собой огромную силу влияния на сердца людей.

В борьбе с врагами у христианина не должно быть другого оружия, способа или средства, кроме истинной любви.

Обычно любовь покоряет сердце врага, и тогда разум охотно соглашается с небесной логикой, которая считалась нелогичной.

О нас говорят худо? Будем говорить о них самое лучшее. Готовы ли мы нести свечу нашей жизни так, чтобы она давала больше Божьего света и меньше человеческой копоти? Закроем книгу жалоб нашей души, перестанем думать о том, любят ли нас наши враги, а спросим лучше самих себя: любим мы наших врагов настоящей Христовой любовью?

Ссылка на основную публикацию